ТОЛЬКО ДЛЯ ВАС

Создание сайта-визитки небольшой компании или представления деятельности индивидуального предпринимателя в сети интернет, смотрите тестовый проект! Обращаться через Контакты

АРХИВ

Июнь 2019 (2)
Ноябрь 2017 (7)
Октябрь 2017 (9)
Сентябрь 2017 (7)
Август 2017 (1)
Июль 2017 (2)

ПОЛЕЗНОЕ

Статьи


Поселки Выборгского района


Ландышевка
Ала Кирьола Ala Kirjola

Поселок. До 1939 г. деревня Kirjola входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

Деревню также называли Алакирьола. Название ее переводится как "Нижняя Кирьола". История ее восходит к XV веку. Именно с тех пор в ней жили представители древнего рода Кирьонен, давшие имя этой деревне. Вероятно, они были выходцами из деревни Юля Кирьола (Верхняя Кирьола, что находилась у южной оконечности оз. Куолемаярви), переселившимися на побережье в средние века. Начиная с 1540-х гг. в период шведского владычества в деревне было два участка. В 1563 г. владельцем их упоминается Олоф Снидкар, сын которого, Йонс Скрипториус, настоятель Выборгской церкви, унаследовал земли Алакирьола, владея ими по крайней мере с 1586 по 1594 г. В следующем столетии деревня находилась во владении Яакко Симонсона. Его вдова продала поместье в 1660 г. за 200 кронталеров уездному судье Элиасу Харалдсону, который во дворянстве приобрел фамилию Старенскьолд. От него Алакирьола перешла по наследству старшему сыну Йогану. Его сводный брат, Йохан Хунниус, был известным выборгским купцом.

В 1708 г. усадьба Алакирьола была полностью уничтожена петровскими войсками. Когда боевые действия переместились западнее Выборга, опустошенное поместье взялся возделывать некий Арминен, но вскоре оно перешло в собственность Хунниусу, вдова которого в 1740-х гг. продала Алакирьолу купцу Андреасу Бондерусу. Он привел в порядок усадьбу, придав главному зданию и пристройкам современный той эпохе вид, оснастив дом "камином и окнами". После его смерти в 1769 г. обнищавшее поместье было продано с молотка. Некоторое время оно переходило из рук в руки, пока, наконец, не обрело нового хозяина в лице капеллана Мелартопаеуса. В 1779 г. он продал имение лейтенанту Карлу Йогану фон Шаренбергу, который с началом войны 1788 г. продал Алакирьолу Кристиану Гинцу. В тот год усадьба вновь была полностью уничтожена и переходила от одного хозяина к другому. Несколько дольше остальных владел усадьбой сенатор Л.Г. фон Гартман, от которого она перешла в собственность будущему первому губернскому секретарю Антону Альфтану.

Антон Альфтан был действительно практичным человеком. В 1829 г. он основал в Алакирьола свечной и мыловаренный заводик, который в 1849 г. перевели в Выборг, где он был известен как завод Хави. Помимо этого в поместье появилась пивоварня, в ближнем местечке Лууринсаари построили кирпичный завод, в Хумалсаари появилась гавань и судоверфь, со стапеля которой спустили на воду 3 брига, 1 шхуну и барк "Сью брёдер". В усадьбе уделяли внимание и рыболовству, и садоводству. Антон Альфтан умер в 1854 г., а поместье унаследовал его сын Якоб. В 1860-х гг. на территории усадьбы строится новый деревянный одноэтажный господский дом классического стиля с портиком и крыльцом.

В 1863 г. торговая фирма Алфтан обанкротилась, вследствие того Алакирьола досталась генерал-губернатору Платону Рокосовскому. В 1876 г. произошел раздел поместья на две половины. Северную часть - Лахти, выкупил назад Карл Алфтан. В 1894 г. вторую половину Алакирьола купила за 80 000 марок вдова инженера Людвига Нобеля, основателя Бакинской нефтяной компании, госпожа Эдла Нобель. Она же пару лет спустя купила у инженера Фрица Линигерта и поместье Лахти за 50 000 марок. Площадь имения Эдлы Нобель теперь составляла 1008 га. В 1908 г. она присоединила к своему имению и мызу Пикку-Кирьола (Малая Кирьола), выкупленную у барона Александра Рокосовского. Барон нашел, видимо, дачу попроще, но остался жить в Алакирьола. В 1905 г. к имению Нобелей присоединилась и мыза "Агнела", относившаяся территориально к деревне Куккола. Ее купила дочь Эдлы - врач Марта Нобель-Олейникова. Туда перенесли здание летнего детского дома рабочих завода Нобеля. Прежде оно находилось в деревне Ваахтола. В 1915 г. мыза "Агнела" была окончательно передана полковнику Х. Бэклунду.

Купившая усадьбу Алакирьола Эдла Нобель поселилась в старом господском доме, построенном еще при Алфтане. Дом к тому времени уже начал разваливаться. Она пыталась ремонтировать здание, но однажды, входя в обеденную залу, она проткнула своею тростью прогнивший пол насквозь. После чего госпожа распорядилась строить новый особняк. В 1903 г. она пригласила к себе старшего преподавателя архитектуры Политехнического училища Густава Нюстрёма, академика, который проектировал здания Хельсинского Государственного Архива и Сословного Собрания. Главной работой профессора Нюстрёма в Кирьола стало новое сложенное из кирпича оригинальное здание с высокой башней, построенное в 1903-1904 гг. Цокольный довольно низкий этаж здания был предназначен для подсобных помещений. Там находилась также и кухня. Интересно, что среди тех помещений была специальная комната для чистки и полировки медной посуды. Бельэтаж занимали парадная зала с зеркальными стенами, великолепная столовая зала и несколько богато декорированных приемных. Всего в доме насчитывалось 24 помещения. В глазах местных жителей особняк Нобелей выглядел королевским дворцом. На башне развевался шведский флаг, ведь Нобели были гражданами Швеции.

Профессор Нюстрём не остановил своих начинаний на особняке, а продолжал разрабатывать проекты прилегающих построек. Так, в 1910-1911 гг. в имении появилась новая кирпичная конюшня. В ней содержались породистые скакуны, получавшие пищу в больших фаянсовых сервизных чашах, а для питья там был устроен специальный фонтан в виде медвежьей головы, из пасти которой била родниковая вода. На верхнем этаже конюшни были устроены квартиры для конюхов. Двор был окружен каретными ангарами, поодаль находились два свинарника, два курятника на 1000 птиц и утиная ферма на такое же количество голов. Все постройки представляли собой единый архитектурный ансамбль.

В саду площадью в полгектара было высажено 400 декоративных деревьев, кустарников и цветов, привезенных из-за границы. Планировкой сада занимался петербургский парковый архитектор Регель. В усадьбе имелась также оранжерея и теплица, за которыми ухаживал шотландский садовод Джон Андерссон. Каждое летнее утро к Выборгскому рынку отправлялось судно, груженное корзинами с овощами. Лес охранял прибывший в Кирьола из Турку шведоязычный лесник Боот, он также заведовал железнодорожным полустанком Кирьола.

Со времен Алфтана от шоссе в Кирьола вела липовая аллея. Бури часто валили старые деревья, на их место непременно высаживали новые.

Местным жителям госпожа Эдла Нобель запомнилась как добросердечная женщина, заботившаяся о нуждах окружающих ее соседей. Многие находили работу в ее имении, где требовались разнообразные специалисты. Для прислуги немного поодаль от главного здания было построено несколько добротных домов. Госпожа Нобель на свои средства построила школу в деревне и содержала учителей. Учеников было 15-20, но при отсутствии иной поддержки работу школы пришлось через несколько лет прекратить. В 1906 г. Эдла основала в Алакирьола домоводческую школу для девочек.

Старшая ее дочь, госпожа Ахлквист, проживала вместе с матерью в главном здании. Младшей Марте и ее мужу, врачу Георгу Олейникову, Эдла Нобель предоставила дачу, построенную еще во времена Алфтана. В Кирьола проживал одно время приехавший из Норвегии генерал-консул Олссон, сына которого окрестили Нобелем.

До октябрьского переворота в России семья Нобелей приезжала в Кирьола только летом. Зиму Нобели проводили в Петрограде. В 1917-1918 гг. Кирьола стала местом их спасения от большевиков. Затем они уехали в Стокгольм. Эдла Нобель скончалась в Стокгольме в 1921 г. В Кирьола остался присматривать за домом и хозяйством доктор Олейников со своей женой Мартой. В 1925 г. они сдали в аренду свой дом начальной школе деревни Куккола, пока не построили новую школу. Иногда у четы Олейниковых останавливался генерал-лейтенант Харальд Ёквист с семьей. Он был заядлый рыбак и радовался богатым здешним уловам. Олейников сам любил поохотиться и за это увлечение ему пришлось поплатится. Как то раз случайный выстрел настолько разнес его руку, что пришлось прибегнуть к ампутации.

После П. Линдваля управляющим усадьбой стал русский эмигрант бывший офицер Мощников. Осушенное еще при жизни Эдлы Нобель болото Суурсуо, начало приносить результаты в виде кормовых культур. Из Англии привезли шропширских овец, увеличили поголовье птицы. Утиная ферма стала, вероятно, самой крупной в Финляндии.

В двухстах метрах от берега напротив усадьбы находился маленький островок, который позднее получил название "Докторский". Георгий Олейников любил это уединенное место и разбил на острове небольшой сад, окружив его по периметру 50 х 30 м высокой (2-3 м) каменной стеной. С южной стороны в стену были вделаны стеклянные окна. Сооружение представляло собой полуоткрытую теплицу. В нее встроили небольшую оранжерею, где выращивали виноград, персики и кукурузу. Доктор утверждал, что высоких показателей в урожайности он добился, поливая растения слабогазированной водой. Высокие стены питомника препятствовали проникновению внутрь мух и вредных насекомых. Рядом с питомником находилась компостная яма, прикрытая специальной бумагой. Термометр постоянно показывал температуру содержимого. В яме всегда поддерживалась необходимая влажность.

Сад на острове сыграл трагическую роль в жизни Олейникова. Морозным утром 6 января 1937 г. доктор отправился на остров проверить свою теплицу. На обратном пути лед под ним треснул и Георгий оказался в ледяной воде. Крики о помощи никто не услышал, так как это случилось далеко от берега. Выбраться на лед однорукому инвалиду так и не удалось. Георгия Олейникова похоронили на кладбище деревни Ваахтола.

30 ноября 1939 г. началась война. 4 и 5 декабря жители окрестных деревень, собрав пожитки, отправились на эвакопункты и далее вглубь страны. Кирьола также опустела. В усадьбе разместился штаб. Когда в феврале 1940 г. линия фронта приблизилась к Кирьола и отступление финских войск стало неизбежностью, последние подразделения сожгли деревню. Такова была жестокая тактика войны - не оставлять врагу никаких ценностей и зданий. Великолепный особняк Нобелей, заминированный заранее, был взорван перед самым приходом Красной Армии.

О межвоенном периоде 1940-1941 г. сведений по Алакирьола не имеется. В 1942 г. в деревню снова возвратились прежние жители. Но на руины Кирьола уже никто больше не приехал.

В июне 1944 г. в Кирьола ворвались советские части. Когда наступил мир, деревня стала наполняться советскими переселенцами, приехавшими для работы в разместившемся здесь подсобном хозяйстве Военторга. По решению исполкома Роккальского сельсовета от 20 сентября 1947 г. деревня Кирьола получила наименование «д. Липовка». Позднее было состряпано соответствующее решение собрания работников п/х. Полгода спустя, вторично была переименована в «Ландышевку». Власти обосновали данное переименование «природными условиями». Мотивировкой в обоих случаях выступили «природные условия». В ходе укрупнения хозяйстве к деревне Кирьола была присоединена соседняя деревня Куккола.

Деревня Куккола занимала пограничное с волостью Койвисто положение. Местность в окрестностях деревни была равнинная, достаточно пригодная для земледелия. Большая часть жителей имела небольшие пахотные угодья, но у некоторых были участки площадью свыше 10 гектар. Поля размещались на узкой полосе между берегом и шоссе. Помимо земледелия местные крестьяне добывали средства к существованию работой на целлюлозном заводе Хакмана, в порту Макслахти и в усадьбе Кирьола. Когда-то в Куккола действовал маленький стекольный завод, который находился на берегу ручья. Позднее ручей получил название "Фабричный".

В Куккола в конце XIX века поселились русские купцы Фриц и Эмиль Штуцман, скупившие Роккальские заводы. В деревне проживало также много выборгских чиновников, вышедших на пенсию. На побережье стояли летние дачи, на которых отдыхали зажиточные выборжане. В Мустикканиеми находилась дача известного архитектора Отто Меурмана, а в Кийккуниеми была дача архитектора Уно Уллберга.

Накануне войны в Куккола проживало около 250 жителей.



Лебедевка
Хонканиеми, Ярвенпяа Honkaniemi, Jarvenpaa

Пристанционный поселок и деревня. До 1939 г. поселок Honkaniemi входил в состав Выборгского сельского округа, а деревня Jarvenpaa относилась к волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Honkaniemi в переводе означает «Сосновый мыс».

В переводе на русский язык название Ярвенпяа означает «Край озера». Селение действительно находилось на южном конце озера Няюккиярви там, где в него впадает река Сяйниейоки (Маяйоки), и именовалось местными жителями не иначе как Няюкки. Это вносило, правда, некоторую путаницу, поскольку деревня с названием Няюкки в волости уже имелась, хотя и размещалась на берегах другого озера. Однако, в случае разночтений в топонимике местные крестьяне всегда быстро разбирались о какой именно деревне шла речь.

В XVIII веке деревня Няюкки относилась еще к волости Уусикиркко. Известно, что в начале Северной войны к 1706 г. в ней остался только один двор с населением в три податных души. Затем два десятилетия о Няюкки не было никаких известий. В 1728 г. в ней отмечается наличие 4 податных душ, а к 1776 г. общее число ее жителей достигает 23 человек. Деревня Ярвенпяа (Няюкки) так и осталась сравнительно небольшим селением, хотя по соседству с ней в конце прошлого века выросло обширное дачное поселение Хонканиеми, обязанное своим появлением исключительно железной дороге, построенной здесь в 1870 г. К деревне Ярвенпяа относилась и группа зданий у железнодорожного полустанка Хуумола.

Поскольку Ярвенпяа находилась в отдалении от магистральных путей наступления Красной Армии как в 1939-40, так и в 1944 г., то от военных действий она почти не пострадала. Разместившиеся в ней советские переселенцы получили весной 1948 г. информацию о том, что отныне их деревня будет называться «Клевково». Такое название имело веское обоснование, поскольку являлось топономической калькой с топонима Няюкки, т.е. прямым переводом с финского языка на русский. Прошло совсем немного времени прежде чем новоселы получили новую инструкцию, по которой деревня меняла свое имя на «Заборовье». В настоящее время Заборовье представляет собой обширный дачный поселок садоводов.

Пристанционный поселок Хонканиеми получил наименование «Сосновка», по «природным условиям». Через полгода комиссия по переименованию заменила название на «Лебедевку». Последнее образовано от фамилии Героя Советского Союза командира бронекатера старшины 1-й статьи Николая Лебедева, 1922 г.р., погибшего 21.06.1944 при высадке десанта на остров Пийсаари. [Идеологоним]. Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Лебяжье
Куутерселькя Kuuterselka

Поселок. До 1939 г. деревня Kuuterselka входила в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия). По поводу происхождения названия этой деревни можно строить только гипотезы. В дословном переводе на русский язык Kuuterselkд означает «Шестая гряда». Вероятно, крупная оза, на которой стояла деревня, от границы с Россией и была по счету шестой, но это не более чем предположение. Главной доминантой деревни являлась возвышенность Куутерселькя, у подножия которой лежало два озера – Сууриярви (Большое) и Пиенъярви (Малое).

Неизвестно с какого времени первые поселенцы начали осваивать эту местность, но уже в средние века здесь существовало вышеупомянутое селение. В 1564 году окрестности Куутерселькя стали ленным поместьем Антти Ниилопойка, который в 1555 г. был комендантом крепости Кивеннапа. В этот период крестьянские поля часто превращались в поля сражений, а уцелевшее население укрывалось в лесных избушках. Это, кстати, нашло свое отражение и в прежней местной топонимике, так как ближний ельник за ручьем получил название Меккикорпи (Избушечный лес). Местоположение деревни давало возможность ее жителям заранее заметить дымы пожарищ у границы, что служило тогда сигналом к отходу в безопасные места. С возвышенности, поднимающейся за стометровую отметку над уровнем моря, открывался широкий вид на самые отдаленные окрестности.

По окончании военного лихолетья деревня начала оживать, и к 1623 г. в ней находилось 7 крестьянских имений. В конце столетия селение не обошел смертоносный голод, вслед за которым вновь последовали долгие годы военного разорения. После Северной войны экономика вновь стала выправляться и к 1760 г, в Куутерселькя проживало уже 43 трудоспособных мужчин и женщин.

Коренные жители деревни издревле занимались землепашеством и животноводством. Крестьянские дома строились, главным образом, на возвышенностях, а от них к низинам сбегали поля. В меру увлажненные почвы давали прекрасные урожаи. Произведенной своими руками продукции вполне хватало для обеспечения потребностей собственных семей и для продажи на столичных рынках.

Скачок роста населения деревни произошел в последней трети прошлого века, когда было открыто железнодорожное сообщение с Санкт-Петербургом. Через станцию Мустамяки столичные дачники теперь легко могли добираться до озерной местности Куутерселькя. Вскоре по берегам озер Сууриярви и Пиенъярви выстроились богатые особняки русских господ. Между ними в свое время даже ходила конка. На мысу, напротив островка Пиенсаари, расположился пансионат Ольги Салтыковой, а у мыса северной оконечности озера находилась роскошная вилла Богданова, вокруг которой был разбит прекрасный парк. Поодаль, на склоне горы стоял особняк Пискарева, а выше красовалось еще несколько дач. Владельцами их были тогда мещанин Константин Николаевич Греков, Аграфина Михайловна Клевиш, Катарина и Каролина Халтенгоф, зубной врач Яков Борисович Добрый, вдова купца Матильда Роман, статский советник Виктор Семенович Тимофеев, купец Александр Апасов, мещанин Григорий Казехурников, С.А. Завьялов, коллежский советник Николай Петров, мещанка Наталья Филиповна, Оренович, Н.А. Клопов, коллежский ассессессор Федор Федорович Докучаев, коллежский советник Виктор Николаевич Мураков, надворный советник Михаил Иванович Хрущев, дворянин Константин Дюле, А. Дамашевский. Большую часть этих дач вывезли после 1918 года в различные города Финляндии. В некоторых продолжали жить русские эмигранты.

Финская народная школа, основанная в деревне в 1899 г., размещалась вначале в одной из старых русских дач. Но в 1924 г. для школы построили новое красивое и вместительное здание. В 1905 г. в деревне был основан Народный дом, на базе которого действовали молодежное, земледельческое и рабочее (с 1907 г.) общества. В 1922 г. в Куутерселькя начало действовать домоводческое общество «Мартта».

Наиболее распространенными фамилиями в деревне считались Харью, Вестеринен и Лауниайнен. К 1939 г. в Куутерселькя насчитывалось 123 двора. Помимо этого жители деревни имели недвижимость в Райвола (4 двора), в Ванхасаха (3 двора) и в Сахакюля (3 двора). В начале декабря жителей в деревне уже не оставалось и вскоре Куутерселькя была захвачена передовыми частями Красной Армии.

Летом 1940 г. уцелевшие дома деревни заняли советские переселенцы. Разрушенные здания, как правило, не восстанавливали, а иногда перевозили на их фундаменты дома из других деревень. Такая практика велась тогда повсюду. Колхозные будни прервала новая война. 29 августа 1941 г. после короткого боя в безлюдную деревню Куутерселькя вошли части IV армейского корпуса финской армии. Весной 1942 г. в деревню стали возвращаться прежние ее жители. Через два года значительная часть утраченных зданий была восстановлена.

В период с 1942 по 1944 гг. на территории деревни Куутерселькя возводился оборонительный узел линии ВТ. Основные позиции главной полосы проходили под горой, а промежуточная заградительная линия, пересекая возвышенность, упиралась в озера. Кроме проволочных заграждений, противотанковых надолб и рвов, линия ВТ была оснащена многочисленными железобетонными укрытиями куполообразной формы, построенных по американской технологии. На ответственных участках сооружались одноамбразурные ДОТы, прочность которых все же была невелика. К началу советского наступления строительные работы находились еще в стадии завершения. Оборона господствующей высоты была возложена на II-й батальон 53-го пехотного полка. Первый бой с передовыми частями 72-й и 286-й стр. дивизий 21-й армии батальон под командованием майора Керавуори принял 13 июня 1944 г. Потеряв около 300 человек, батальон был вынужден отойти за гребень высоты. Поскольку важные стратегические направления оказались занятыми советскими войсками, финское командование бросило в контратаку I-й батальон 48-го пех. полка, который отбил захваченные позиции, но из-за угрозы на флангах 14 июня отошел назад. Вечером того же дня советские войска при поддержке 40 танков развили наступление на запад через брешь в финской обороне и, захватив без боя станцию Мустамяки, двинулись к деревне Сюкияля.

В ночь с 14 на 15 июня к деревне Куутерселькя с севера подошла колонна штурмовых орудий бронедивизиона «Лагус». Расстреляв в упор прорвавшиеся к вершине горы советские танки, она обеспечила успех трем контратакующим егерским батальонам, которые выбили советские части за пределы главной полосы обороны.

Жестокий бой разгорелся ранним утром 15 июня. После мощной артподготовки при поддержке большого количества танков советские дивизии начали снова атаковать высоту. Схватки продолжались весь день и позиции несколько раз переходили из рук в руки. В 16.00. последние защитники высоты были вынуждены отойти к деревне Лийкола. Поле боя было усеяно горящей бронетехникой. Наступление советских дивизий на Выборг продолжалось.

В ходе боев все дома, расположенные на горе Куутерселькя, были уничтожены до основания, но озерная часть деревни при этом почти не пострадала. Вскоре она была заселена советскими рабочими, приехавшими поднимать разрушенное войной хозяйство. Их усилиями был воссоздан птицеводческий совхоз «Ударник». 17 января 1948 г. по постановлению 2-й сессии Мустамякского сельсовета деревня Куутерселькя получила наименование «Лебяжье».

После определенного периода роста производства и народного благосостояния начался обвальный спад того и другого. В настоящее время мощности предприятия сокращены до минимума, а сам поселок Лебяжье превратился в дачное место. На тех же местах, где когда-то стояли особняки представителей высшего света столичного общества теперь вырастают кирпичные терема современных толстосумов. Активно застраивается и гора Куутерселькя [ныне г. Лебяжья]. Двух-, трехэтажные современные особняки громоздятся прямо на бывших позициях промежуточной заградительной линии, где полвека назад кипели ожесточенные бои. О них напоминает памятник на могиле бойцов Красной Армии. Над безымянными могилами финских воинов нет никаких обелисков, но памятником им является вся эта земля, на которой веками трудились их предки. К сожалению, памятником нашей эпохе служит пока огромная свалка мусора на северном склоне горы Лебяжья.


Лейпясуо
Leipasuo

Поселок. До 1939 г. деревня входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Leipasuo в дословном переводе означает «Хлебное болото». Происхождение названия, по-видимому, связано со строительством железной дороги. В тот период в Финляндии было тяжелое экономическое положение, многие финны уезжали на заработки на строительство новой дороги. На этом болотистом участке трудились сотни рабочих, с их легкой руки эта местность и получила название «Хлебное болото». Железнодорожное полотно в этой местности проходило по частным владениям князей Голицыных, которые безвозмездно уступили свои земли под строительство. Поэтому железнодорожная станция близ озера Муолаанъярви получила название «Голицыно».

Земли в районе нынешней железнодорожной станции и поселка Лейпясуо в XIX веке относились к донационному имению Куусаа, и на них находились дальние угодья крестьян, приписанных к данному имению. Если подобные угодья имения Пяллиля, как правило, изымались и переводились в разряд государственного лесного фонда, то крестьяне имения Куусаа получали возможность иметь эти участки в своей собственности. В связи с этим у речки Перонйоки (ныне р. Перовка) возникло новое поселение - деревня Килтее (чуть западнее нынешней станции Лейпясуо), относившаяся к деревням Верхняя (Иля-) Куусаа и Мяяттяля. Новопоселенцы, расчистив русло р. Перонйоки, осушили некоторые доселе заболоченные места и получили, таким образом, дополнительные сельскохозяйственные земли. Первооснователями этого нового поселения были братья Ристо и Калле Йоэнсуу, которым помогали в работе их уже возмужавшие сыновья. С открытием железнодорожного сообщения Санкт-Петербург - Риихимяки на землях, относившихся к государственному лесному фонду Пяллиля, была построена железнодорожная станция Голицыно, к которой от деревни Верхняя (Иля-) Хотокка была проложена гужевая дорога. Рядом со станцией были построены жилые и хозяйственные здания лесничества - для смотрителя местных лесных угодий и его помощников. После обретения Финляндией независимости название станции поменяли на "Эюряпяя", а в 1929 году (после того как была образована волость Эюряпяя и было решено присвоить это название новой станции на железнодорожной ветке, строившейся от Выборга на Валкъярви) станция получила новое название - Лейпясуо. В 30-х годах, после того как арендаторы земельных участков получили возможность оформить эти угодья как свою собственность и были проведены официальные землемерно-землеустроительные мероприятия, на карте волости появилась новая отдельная деревня Лейпясуо.

Государственные леса, окружавшие деревню, изобиловали возвышенностями, болотами, ручьями и речками, среди них были речки Перонйоки, Сааретйоки и Каттилаоя. На юго-восток от Лейпясуо, между железной дорогой и озером Муолаанъярви, находилась цепь небольших озер Таасионламмет (сейчас они называются "озера Подгорные", а неофициальное название - почему-то "Гнилые озера"). Домов в деревне Лейпясуо было около двадцати. Хозяйства большей частью были небольшими, и их владельцам приходилось заниматься работами на стороне - в частности, наниматься на разгрузку и погрузку товарных составов, а также работать на лесозаготовках. В деревне был постоялый двор, содержатель которого имел фамилию Пеухкури. Была здесь также и своя народная школа, построенная в 1925 году, для детей из Лейпясуо, поселка Килтее, а также небольшой деревеньки хуторного типа Каттилаоя (находившейся у дороги, примерно на полпути между Лейпясуо и Иля-Хотокка). В 1928 - 1940 гг. и в 1942 - 1944 гг. учителем в этой школе работал Калле Ямсянен. Новый учебный год ему открыть было не суждено…

В 1950-е годы ответственные за переименование чиновники неоднократно пытались придумать станции Лейпясуо новое название. Вначале поступило предложение переименовать ее в «ст. Приветная». Когда этот вариант не прошел, было предложено название «Казаково». При обосновании использовали формулировку: «в память инженер-капитана Казак С.Н., похороненного на ст. Лейпясуо». После того, как и это предложение было отвергнуто, опять вернулись к первому, но безуспешно. Так бумажная волокита спасла прежнее, хотя и не первоначальное, название станции и поселка.


Ленинское
Хаапала Haapala

Поселок. До 1939 г. деревня Haapala входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Haapala в дословном переводе означает «Осиновое». Деревня, очевидно, получила свое имя от рода Хаапанена, появившегося в ней еще до XVII века. Примерно в 1600 году в Хаапала был всего один житель Лаури Пентинпойка. Однако через пару десятилетий след его теряется, а имение оказывается разоренным. После Северной войны в тех же местах появляется другой хозяин - Лаури Паавонпойка Пуллинен, по преданию выходец из волости Яаски (Яскис). Род Пуллинена дал имя этой части деревни Хапала.

Также после Северной войны в Хаапала появились братья Пааво и Лаури Тулокас, от которых и пошло название этой части деревни.

Туомас Луутахянтя, имевший в Хаапала крестьянское хозяйство, бесследно исчез еще до начала XVII века. Лишь в 1633 году в его разоренном имении поселились крестьяне Никканен и Хумонен, но фамилия первого владельца осталась в названии местечка.

В начале XX века деревня состояла из трех частей, каждая из которых носила собственное название: Пуллинен или Хаапала № 1, Тулокас или Хаапала № 2 и Луутахянтя или Хаапала № 3. Природные условия способствовали экономическому развитию деревни Хаапала, численность населения постепенно увеличивалась, и к 1939 году в каждой из ее частей проживало соответственно: 46 семей (Пуллинен), 28 семей (Тулокас) и 21 семья (Луутахянтя). В Луутахянтя имелась народная школа и погранзастава Тулокас.

В 1917 году деревня Хаапала № 1 (Пуллинен), а затем в 1923 году Тулокас и Луутахянтя из волости Кивеннапа были переданы в дочернюю волость Терийоки. До этой передачи планировалось создать отдельную волость Куоккала, но замысел не удался.

С конца прошлого века хаапальская Луутахянтя* была облюбована петербургскими дачниками, виллы которых стали расти здесь как грибы. Летом в деревне работали три лавки, в садах при дачах устраивались пышные празднества, сопровождающиеся мощными фейерверками. Горела иллюминация, играл духовой оркестр. Среди владельцев дач упомянем А.А. Сорокина, А.А. Керна, И.А. Шумахера, Ф.О. Коганова, И.И. Петрова, Н. Ахтамова, О.Н. Рейхард, М.И. Ильину.

После 1917 года праздная жизнь русских господ затихла. Многие из них исчезли без следа, а бесхозные дачи ветшали и разваливались. Между тем среди дачников, отдыхавших в Луутахянтя, были, и известные деятели русской культуры. Так в 1907 году здесь отдыхал К.И. Чуковский. Несмотря на значительные перемены, военное лихолетье и тлен времени в бывшей деревне Луутахянтя до сих пор сохранилось несколько старинных русских дач, что были построены еще до революции. Наряду с ними уцелела также пара финских крестьянских подворий.

До 1918 года, когда граница с Россией была условной, жители деревни Хаапала могли свободно переезжать на противоположный берег Сестра-реки в любом месте, поэтому контакты с населением ингерманландских деревень были весьма оживленными. Ситуация резко изменилась после гражданской войны в Финляндии и антибольшевистского ингерманландского восстания в России 1919 года. Границу тайком пересекали лишь перебежчики да шпионы. Одно из мест нелегального пересечения границы находилось вблизи деревни Тулокас и называлось "Раяйокское окно". В 20-х годах у деревни Старый Алакуль, расположенной на противоположном берегу Сестра-реки, советские чекисты провели операцию по инсценировке гибели известного английского разведчика С. Рейли.

В соседней деревне Тулокас было в свое время также немало русских дач, но многие из них после 1918 года были разобраны и перевезены в различные районы Финляндии, где стоят и по сей день. Жители деревни занимались возделыванием полей и уходом за домашними животными, чем и добывали себе средства пропитания. Некоторые работали на местной лесопилке.

Возле деревни Тулокас находилось небольшое кладбище, где хоронили усопших из ближайших деревень. Кладбище это сохранилось до нынешних времен и используется по тому же назначению, хотя прежних могил на нем уже не найти.

10 октября 1939 года многие жители Хаапала и Куоккала отправились в эвакуацию. В деревнях остались только резервисты, шюцкор и несколько лотт для выполнения своих боевых задач. В последний день осени они оказались в вихре военных событий...

В 1940 году в Хаапала № 1 (Пуллинен) был образован «Хапальский сельсовет», которому были подчинены 7 окрестных деревень: Хаапала, Ялкала, Йоутселькя, Майнила, Хииреля, Сеппяля и Хартонен. В Ялкала, где в 1917 г. скрывался В.И. Ульянов (Ленин), уже тогда был организован небольшой ленинский музей.

Деревне Хаапала предстояло пережить два послевоенных переселения. Они ознаменовывались обычно тем, что уцелевшие финские дома с окраин перевозились к центру более крупного населенного пункта. Претворяя в жизнь идеалы колхозного строя советские переселенцы в 1950 году свезли оставшиеся дома из 40 окрестных селений, что располагались в радиусе 30 километров от центральной усадьбы, и расставили их рядами вдоль главной улицы поселка Пуллинен. Еще в 1940 году в Хаапала № 1 (Пуллинен) был образован "Хапальский" сельсовет, которому были подчинены окрестные деревни, среди которых оказалась Ялкала. Это обстоятельство стало решающим фактором при переименовании деревни Хаапала. Ведь в Ялкала в домике Парвиайнена несколько дней гостил Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Таким образом, отчество и кличка вождя большевиков легли в основу свежеиспеченных названий - Ильичево и Ленинское. Хотя Ленин никогда не бывал в Хаапала, все же революционная история коснулась и этой деревни. Так в 1907 году химик-бомбист А. Чесский и его соратник А. Нейман организовали в арендованном у Антти Пимия доме свою подпольную лабораторию по изготовлению взрывчатых веществ. Она просуществовала недолго, так как, ввязавшись в пограничную перестрелку, борцы за народное счастье обнаружили себя и были арестованы полицией.

27 июля 1947 г. по постановлению исполкома сельсовета деревне Хаапала было предписано наименование «Березовка». Прошло совсем немного времени и решение это отменили, придумав деревне новое название – «Ленинская». Окончательно переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Кампания переименований коснулась также селений Луутахянтя и Тулокас. В начале 1948 года им были присвоены новые названия - "дер. Устье" и "дер. Пограничная" соответственно. А уже на следующем заседании Леноблисполкома деревне Тулокас придымывают второе наименование "Партизанская". Откуда в Тулокасе появились партизаны, в какое время и против кого они действовали известно было, очевидно, только организаторам переименования. К счастью, ни одно из вышеперечисленных названий здесь так и не прижилось.

В настоящее время на территории бывшей деревни Пуллинен (Хаапала № 1) расположен большой поселок городского типа Ленинское и животноводческий комплекс. К жилому массиву примыкают частные дома, а также многочисленные дачи. На старых деревенских полях ведется строительство коттеджей. В 1990 году постоянное население поселка составляло 1363 человек. В летнее время за счет приезжих эта цифра значительно возрастает. Территории бывших деревень Луутахянтя и Тулокас в значительной мере заняты новыми дачными участками с заставленными почти вплотную друг к другу домами. Берега Сестра-реки застраиваются преимущественно коттеджами, окруженными высокими добротными заборами. За последние пять лет массовое дачное строительство сильно изменило ландшафт местности.


Лесогорский
Яаски Jaaski

Рабочий поселок. До 1939 г. село Jaaski входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Некоторые финские исследователи предполагают, что древнее название Яскис имеет русское происхождение.

Зимой 1948 г. селу Яаски не смогли придумать никакого иного названия. Этот исключительный случай немедленно вызвал недовольство чиновников в комиссии по переименованию, которые вернули дело на «доработку». Через полгода рабочий поселок Яаски был переименован в «Лесогорск». Последнее название перебросили на Яаски в результате топонимической перетасовки от села Рауту, нареченного изначально «дачным поселоком Лесогорское». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.


Липовка
Ханнила Hannila

Пристанционный поселок. До 1939 г. поселок Hannila входил в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия).

Зимой 1948 г. по решению сессии сельсовета поселку Ханнила присвоили наименование «д. Липовка». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.


Лосево
Ярвенкюля, Кивиниеми Jarvenkyla , Kiviniemi

Деревня. До 1939 г. деревни Jarvenkyla и Kiviniemi входили в состав волости Яаски Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Jдrvenkylд в дословном переводе означает «Озерная деревня».

Зимой 1948 г. мызе Кивиниеми, входившей в состав деревни Ярвенкюля, присвоили наименование «д. Лосево» с мотивировкой: «по природным условиям». В ходе укрупнения хозяйства к деревне была присоединена деревня Яакковала.


Лужайка
Нурми Nurmi

Пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Nurmi входила в состав волости Вахвиала Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Nurmi в дословном переводе означает «Лужайка».

Зимой 1948 г. по решению исполкома Вахвиальского сельсовета деревне Нурми было присвоено наименование «Лужайка», которое в чистом виде является топонимической калькой.


Лужки
Карьялайнен Karjalainen

Поселок. До 1939 г. деревня Karjalainen входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). По поводу происхождения этого названия существует две версии. Согласно первой – такое имя деревня получила вследствие того, что от северо-восточной окраины селения до его полей протянулась длинная каменистая семикилометровая гряда, по-фински именуемая «kariala». Первые жители, поселившиеся на ней, называли себя «karialaiset» и деревню свою, соответственно, Karialaisten kylд. Со временем звучание немного изменилось и превратилось в Карьялайнен. Окрестности гряды впоследствии получили название Мякраянпесят, что в переводе означает "Барсучьи норы".

Вторая версия указывает на то, что название деревни происходит от родового имени. Хотя Пааво Карьялайнен упоминается в налоговых списках лишь в 1635 г., но имя это встречалось в источниках и гораздо раньше. Часто случалось так, что шведский писарь не указывал вообще фамилии в документах, хотя и надлежало делать так. Особенно широко распространенным явлением изъятие фамилий стало в XVII веке. Иногда воспринимаемое на слух финское имя шведский писарь в документе искажал настолько, что порой его было даже невозможно узнать. Так, имя Кярккяйнен при подобном «написании» принимало совершенно различные варианты: Гериске, Гиерискен, Герикейн и Кярикяйн.

В числе старейших обитателей деревни Карьялайнен в 1544 году отмечены Олли Курко, О. Паавилайнен, Кауппи и Лаури Таллинен. В то время в селении насчитывалось всего 12 крестьянских имений. К 1570-му году в деревне Карьялайнен остается 9 платежеспособных и 16 неплатежеспособных хозяйства. Среди жителей деревни, кроме прочих, отмечены Ману Кауппи, Лаури Кости, М. Кукко, а также Лаури и Олли Таамилайнен. В 1600 году количество платежеспособных хозяйств остается прежним, а общее число хозяйств сокращается до 16. В 1635 г. в селении появляется Олли Сойтту, а в 1680 г. - Пекка Липпо.

Грозные события Северной войны коснулись и деревни Карьялайнен. К 1706 г. в ней уцелело только 3 двора с населением в 11 душ. Но уже в 1810 году население деревни составляло 225 человек. Территория селения простиралась от северо-восточной окраины Мякраянпес до побережья Финского залива, на котором располагалось местечко Лаутаранта с гаванью, складами и торговыми рядами. С начала XVIII века через Лаутаранта отгружалась лесотоварная продукция с лесопилки Юванруукки, которая морем доставлялась на строительство Санкт-Петербурга. Многие жители деревни профессионально занимались мореходством и славились лоцманским искусством. Гавань Лаутаранта позволяла подходить к берегу даже судам с большой осадкой. Там же до первой мировой войны находилась небольшая судостроительная верфь. Где-то в том районе появилась тогда и дача советника по промышленности Андрея Семеновича Керстена.

В 1908 г. в деревне была основана школа. Вначале в ней обучалось 22 ученика, а к 1939 г. учеников было уже 34. Все это время школьным учителем работал выпускник Сортавальской семинарии Антон Юннола.

Накануне советско-финляндской Зимней войны в деревне Карьялайнен имелось более восьми десятков дворов. 3 декабря 1939 г. опустевшая деревня была полностью объята пламенем. Вскоре она оказалась в зоне советской передовой, а по каналу Т. Инкинена и ручью Ахвен-оя прошла главная полоса финской обороны, т.н. "линия Маннергейма". После двухмесячного стояния Красная Армия продолжила наступление на Выборг, затем в сожженной деревне оказались первые советские переселенцы, которым похозяйствовать на новом месте удалось лишь до июля 1941 г.

Когда в августе 1941 г. в селение вошли финские части, то они застали там следующую картину: "... Посреди сгоревшей деревни виднелись гранитные стены дома Эркко Мууринена и коровник Туомаса Кукко. На участке Микко Инкинена было выстроено два здания, одно из которых было необычайно длинное и узкое, по форме напоминающее такую же постройку в Каукъярви. Второе было гораздо меньше и перевезено откуда-то. Дом Аапо Инкинена был водружен на участке Вилле Инкинена. Некое мизерное строение стояло здесь же. В этой деревне, по-видимому, располагалось какое-то колхозное хозяйство, поскольку ее прекраснейшие поля были обработаны".

Вернувшиеся из эвакуации крестьяне сразу принялись за восстановительные работы. Сначала жили в погребах и землянках, а вскоре появились и первые времянки. К 1944 г. во многих местах появились добротные новые здания. Но новое наступление советских войск опять заставило жителей деревни покинуть родные места.

Прибывшие вторично на жительство в деревню Карьялайнен советские переселенцы организовали там совхоз № 2 Ленсвиноводтреста. Летом 1947 г. на собрании рабочих этого совхоза было принято решение о переименовании деревни Карьялайнен в «дер. Лужки».

В 1960-е гг. на территории поселка появились новые жилые корпуса городского типа, в которые переехали жители окрестных деревень. Сами же деревни после этого были ликвидированы. На очередном этапе эпохи перестройки совхоз преобразовали в акционерное общество. В настоящее время в хозяйстве содержится около 200 голов крупного рогатого скота.

Несколько лет тому назад землячество Куолемаярви восстановило памятник Тааветти Инкинену, который был уничтожен неизвестными вандалами в конце 1970-х гг. Памятник этот увековечивал славу одного из жителей селения Карьялайнен, совершившего на рубеже веков настоящий трудовой подвиг, о котором повествует рассказ Айли Валколахти, переведенный автором из книги Kuolemajдrvi. Historia, muistelmia ja kuvauksia. Vammala 1957. s.388-392.


Великий труд Тааветти Инкинена

Когда говорят о расчистке полей жителями Куолемаярви, в нашей памяти звучит наиславнейшее имя Тааветти Инкинена. При жизни Тааветти Инкинена жители волости Куолемаярви занимались торговыми вояжами в Петербург и в дачные местности Карельского перешейка. Тааветти Инкинену не нравились эти занятия. Он хотел получать средства к существованию от отчей земли. Вблизи родного дома Инкинена находилась обширная заиленная территория площадью 68 га, которая называлась Котилампи ("Домашнее озерцо"). К ней примыкало обширное болото в сотни гектаров. Тааветти Инкинену как-то пришла в голову идея осушить территорию Котилампи. Он предложил владельцам этих земель дать ему возможность спустить воду из внутриболотного озерца, а за работу предоставить освободившиеся от воды участки земли. Владельцы согласились с этим предложением. В 1891 г. был разработан план спуска вод из озерца. Затраты составляли 10000 марок тогдашних денег.

В том же году было получено разрешение губернатора на осуществление замысла. Летом следующего года Тааветти Инкинен в компании с Эсаиасом Антталайненом приступили к осуществлению своего грандиозного плана. Для спуска вод из озера Котилампи требовалось прорыть канал Ахвиоя длиною почти 3 км. Для этой работы Тааветти Инкинен и Э. Анттилайнен получили в компанию еще троих мужиков. Сам церковный староста и начальник муниципалитета Тааветти Кукко поддержал этот замысел, к нему присоединились Яакко Инкинен и Матти Кирьонен. По истечении пяти лет работы эти новые компаньоны изнемогли, видя тщетность усилий. Через два года засомневался и Антталайнен в успехе работы и также отстранился. Вся работа, таким образом, свалилась лишь на одного Тааветти Инкинена. Многие деревенские жители смеялись, когда Тааветти в одиночку продолжал тянуть свою канаву.

Но через пару десятилетий стало видно, что Инкинен из невозможного сделал свой замысел осуществимым. Вода мало-помалу начала вытекать из Котилампи в море. В 1912 г. Котилампи стало сухим. Мелиоратор все же не получил ожидаемой выгоды от своей работы, поскольку дно Котилампи оказалось непригодным к возделыванию. Но работа Тааветти Инкинена принесла большую пользу для всей деревни Карьялайнен. На осушенном болоте владельцы земли легко расчистили себе новые поля.

И какие же это были новые угодья! На болоте было возделано 247 га, из которых свою долю получили 45 крестьян дер. Карьялайнен и еще десяток из других мест Куолемаярви. Кроме того на территории болота находилось еще несколько гектаров пригодной для возделывания земли. Освоение болота стало основой достатка жителей деревни Карьялайнен. Сам же Тааветти Инкинен в течении жизни не получил за свои труды никакой платы, кроме 1000 марок государственного содержания. Много скорби и невзгод выпало на долю этого первопроходца-мелиоратора. Финансовая помощь, предоставленная государством, была ничтожной. Деревенские жители, насмехавшиеся над ним, получили превосходные поля. Но никакая честная работа не может быть осквернена. Счастливый день Тааветти Инкинена наступил, когда он увидел завершенным свой долгий, десятилетия длившийся труд. Лишь последующее поколение оценило по достоинству совершенный им трудовой подвиг. В знак своего восхищения и почитания его труда оно установило памятник на горе Сойтунмяки в дер. Карьялайнен. Это был первый памятник в Финляндии, установленный в память о труде мелиоратора и о нем самом. Его спроектировал выборгский архитектор Ялмари Ланкинен, а вытесали каменотесы Ляявери и Кумппани. На одной стороне памятника был начертан текст посвящения: "В память о работе Тааветти Инкинена памятник установили в 1929 г. земледельческое общество Выборгской губернии и земледельческое общество Куолемаярви". На другой стороне была начертана строфа, сочиненная Юхо Курки:


Воля финская стальная

Здесь геройский труд свершила,

Для всего родного края

Двери к счастью отворила.*


Торжественное открытие памятника состоялось 15 июня 1929 г. Тогда на горе Сойтунмяки дер. Карьялайнен собралось много народа; не только из местной общины, но также и из более отдаленных мест, потому что торжество справляли в народной школе параллельно с летним собранием земледельческого общества Выборгской губернии, в котором участвовали представители пятидесяти отделений земледельческого общества. После собрания перешли к горе рядом со стоящим на ней памятником. Речь, посвященную открытию памятника, держал советник земледелия Эркки Пуллинен, а торжественный доклад о великом труде Тааветти Инкинена зачитал агроном А. Корхонен.

Затем к памятнику подошел земледелец Аапо Инкинен, который будучи молодым пастушком, видел Тааветти Инкинена за работой по осушению озера и восхищался его самоотверженным трудом. Он пропел следующие сочиненные в память об этом труженике строки:


Трудна извечно земледельца доля,

И часто ночь крыло над ним клонит.

Но пробудится сила в нем и воля,

Лишь только солнце небо озарит.


То топором, то действуя лопатой,

Глотая пот, он трудится над тем,

Чтоб из болот бесплодных необъятных

Поля поднялись к удивленью всем.


Земля под спудом ила и трясины,

Работы адской непочатый край,

Он русло киркой правит терпеливо,

К заветной цели пролагая путь.

Насмешек злых над ним полна округа,

Но воля несгибаема его.

Он в одиночку много лет подряд

Канал свой к морю тянет неуклонно.


Нельзя играючи добыть из почвы злато,

Из камня сделать влажный чернозем.

Отмечен труд его великой славой

И в памяти потомков сохранен.


Карелы, финны, вся страна Суоми!

Здесь мужество свершило чудеса.

Где раньше на волнах качались челны,

Теперь поет крестьянская коса.*


Со стороны родственников Тааветти Инкинена устроителей памятника поблагодарил его сын Никодим Инкинен. Организаторы торжеств члены общества "Мартта" завершили удачно организованный праздник.
Елизавета
Дата: 29.01.2016 Комментарий: 1
ЕлизаветаНе могу найти пос. Вусоломы Выборгского района Ленинградской области
Дата регистрации: Нет информации Персональная информация

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Администрация сайта не несет за опубликованные материалы никакой ответственности.
Все материалы размещены без какой-либо коммерческой выгоды и взяты из открытых источников или присланы посетителями сайта.
Если вы являетесь автором размещённых материалов и не хотите их публикации на данном сайте, обратитесь к администратору сайта

НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Праздники поселка

Мы из Первомайского

Виды поселка

Русская изба

Северные просторы

Художник Николай

Казанцев

ВСЕ ДЛЯ ВАС!

УМНЫЕ МЫСЛИ

Надобно иметь большое мужество, чтобы высказывать громко вещи, потихоньку известные каждому...

Герцен

***

Подумай, как трудно изменить себя самого, и ты поймешь, сколь ничтожны твои возможности изменить других.

Вольтер

***

Для утвердительного ответа достаточно лишь одного слова - "да" Все прочие слова придуманы, чтобы сказать "нет"

Дон Аминадо

.