ТОЛЬКО ДЛЯ ВАС

Создание сайта-визитки небольшой компании или представления деятельности индивидуального предпринимателя в сети интернет, смотрите тестовый проект! Обращаться через Контакты

АРХИВ

Июнь 2019 (2)
Ноябрь 2017 (7)
Октябрь 2017 (9)
Сентябрь 2017 (7)
Август 2017 (1)
Июль 2017 (2)

ПОЛЕЗНОЕ

Статьи


Поселки Выборгского района


Гаврилово
Кямяря Kamara

Поселок. До 1939 г. деревня Kamara входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия).

Упоминая об этом селении следует сразу же оговориться, что речь пойдет только о пристанционном поселке, который возник здесь лишь в связи с появлением в 1870 г. Финляндской железной дороги. Сама же деревня Кямяря относилась к соседней волости Хейнъйоки и находилась в 7 км к северу от одноименной станции.

Платформа Кямяря была основана в 1881 году. Удобство сообщения как с Выборгом, так и с многочисленными деревнями волости, привлекло на это место многих предпринимателей, которые основали у платформы свои магазины, лавки, склады и небольшие производства. С 1906 года здесь обосновался бельгиец Бернард, который снабжал лесопродукцией многие европейские шахты. В период с 1910 по 1918 год на станции Кямяря действовала большая лесопилка, которую обслуживали местные рабочие. Трудящиеся могли проводить свободное время собираясь на вечеринки в Доме Союза Рабочих, который располагался неподалеку. В пристанционном поселке проживало также много семей железнодорожников.

Рабочее движение резко пошло на спад после коренного перелома в пользу белого движения в ходе гражданской войны в Финляндии. Первую победу над красными отряд добровольческой крестьянской армии одержал уже 28 января 1918 г. именно на станции Кямяря. Вначале соединение карельских воинов отправилось в Выборг в, так называемую, дисциплинарную экспедицию, и на Выборгском вокзале вспыхнул бой, после которого красные войска, пользуясь своим значительным превосходством в силах, заставили их отступить на Веняйянсаари (полуостров Лиханиеми) на дачу Селглгрена. Проведя там несколько дней, это соединение произвело попытку выйти к линии фронта, выбрав местом для своего перехода станцию Кямяря, откуда после тяжелого сражения под командованием подполковника Аминова прорвалось на северный участок железной дороги Выборг - Петроград, подорвала ближайший железнодорожный мост, вывела из строя железнодорожное полотно между станциями Сяйние и Кямяря, а также выдворила красных со станции Кямяря. Но малочисленные и плоховооруженные воины белого движения не могли долго удерживать ее в своих руках. Волость оказалась в руках красных до самого конца апреля.

О сражении в Кямяря и об условиях местности во время Освободительной войны Тааветти Акканен рассказывает следующее:

" К концу дня 28 января разгорелся сильный бой на ст. Кямяря между прибывшими сюда с Веняйянсаари белыми и красными, занимавшими станцию. Около 30 красногвардейцев только что прибыли из Выборга на поезде для охраны пристанционной местности. Белые атаковали их силой в несколько сот человек. В том бою погибло много красных. Поздним вечером белым все-таки пришлось отступить до Хейнйоки, поскольку из Петрограда прибыло на так называемом поезде "Рахья" красное войско с целью подобрать брошенное оружие и начало палить из пушек. Вся волость осталась в руках у красных, и война потихоньку продолжалась до последней декады апреля, пока белые 21 апреля после тяжелого боя не освободили территорию волости".

В Кямяря, как и в других волостях, после 27 января 1918 г. формировались части Красной Гвардии, куда вначале набирали людей в добровольном порядке, но в начале апреля, когда линия фронта пошатнулась, в Красную Гвардию народ стали брать силой. Кто тогда не вступил в отряды, тех определили на принудительные работы по погрузке песка в вагоны на песчаном карьере в Кямяря. Приговоренных к работам собрали со всей волости: из Каукярви привезли пять человек, из Суммы - по мужику от имения, из Хуумола был только один человек и жителей Кямяря было порядка десятка. 18 апреля из работавших в песчаном карьере стали отбирать мужиков для отправки на линию фронта в помощь красным. На фронт в район Кавантсаари было отправлено пятеро жителей Каукярви, один - из Хуумола и шесть - из Кямяря. Алекс Лайне из Кямяря избежал отправки на фронт, бросившись под паровоз на ст. Кямяря, через собственную гибель. Остальные находились на фронте до отступления красных, которые отходили через Ихантала и Юустила к Выборгу. Некоторые люди, взятые насильно на фронт красными из других деревень, погибли в боях. В последние дни войны в неудачно сложившейся для красных ситуации погибли некоторые убежденные в правоте своего дела жители Куолемаярви. Отправленный на красный фронт из Кямяря Тааветти Акканен рассказал со своей стороны следующее: " 29 апреля 1918 г. в Выборге я чудом спасся от расстрела. Я уже стоял в рядах расстреливаемых, но к счастью внезапно появился полковник Вилкама, который остановил кровавую расправу. Затем я был в лагере пленных в Выборге 18 суток, меня освободили после дознания и выпустили из лагеря".

Пристанционный поселок формировался вдоль железнодорожного полотна и поэтому имел достаточно большую протяженность. В центре его в 1937 г. построили народную школу, но первые ученики успели проучиться в ней чуть больше года. Начавшаяся война заставила гражданское население поселка покинуть свои жилища и отправиться в глубокий тыл.

В районе станции Кямяря и деревни Ярвенпяа разыгрались последние сражения советско-финляндской войны. 16 февраля передовые части 123-й стр. дивизии с боем захватили станцию Кямяря. При этом здания вокзала и народной школы были уничтожены до основания.

В общей сложности в Кямяря и Ярвенпяа к сентябрю 1941 г. сохранилось около 30 зданий. За мирный период 1940-41 гг. советские переселенцы успели перевезти из других мест и установить в районе станции несколько строений. Под здание станции был приспособлен перевезенный откуда-то жилой дом.

Окончательно станция Кямяря вместе с другими территориями финской Карелии отошла в состав Советского Союза после 1944 г. Восстановлением ее продолжали заниматься прибывшие сюда сразу после окончания военных действий ленинградские рабочие. По постановлению общего собрания рабочих и служащих станции Кямяря зимой 1948 г. деревня Кямяря получила наименование «Каменка». Станция, разумеется, получила такое же имя. Однако после ряда топонимических перетасовок название это по решению исполкомовских комиссий было переброшено на деревню Каукъярви (Бобочино). Административным распоряжением станции и поселку Кямяря было выбрано вначале наименование «Воскобойниково» с мотивировкой: «в память воина Советской Армии Воскобойникова, погибшего в районе станции Кямяря». Впрочем, этот вариант почему-то не устроил комиссию по переименованию, и летом 1948 г. «Воскобойниково» заменили на «Гаврилово» с обоснованием: «в память техника-лейтенанта Гаврилова Ф.П., умершего в госпитале от ран 4 августа 1944 г. и похороненного близ ст. Кямяря». [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Неподалеку от станции в первые послевоенные годы началась добыча строительного камня и щебенки. С этой целью был разработан карьер "Кямяря" Выборгского района треста щебеночных заводов МПС СССР. Хотя близлежащие месторождения гранитов к настоящему времени значительно истощены и разработки на старых карьерах давно не ведутся, тем не менее, у станции продолжают действовать сортировочные цеха, щебень в которые доставляется из отдаленных карьеров.


Ганино
Алакюля Alakyla

Поселок. До 1939 г. селение Alakyla, являясь частью деревни Хямеенкюля, входила в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия). Название Alakyla переводится как «Нижняя деревня» (см. Пушное).

По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства Ленинградского Военно-Морского Нахимовского Училища зимой 1948 г. деревня Алакюля получила наименование «Утесово». В июле 1948 г. комиссия по переименованию изменила название населенного пункта на «Ганино», обосновав свое решение фразой: «в память сержанта Ганина, похороненного в д. Алакюля». [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

При укрупнении хозяйства к Алакюля было присоединено соседнее селение Хюриля.


Гвардейское
Карисалми Karisalmi

Поселок. До 1939 г. деревня Karisalmi входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Название Karisalmi переводится как «Рифовый пролив».

Зимой 1948 г. деревня Карисалми получила почти переводное название – «Пролив», но через полгода комиссия по переименованию сменила его на «Гвардейское» по идеологическим причинам, в обосновании которых не было нужды. Последнее переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. При укрупнении хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Корпела.


Глебычево
Макслахти Makslahti

Поселок. Место, где теперь находятся поселки Глебычево и Ключевое, прежде называлось Рёмпётти. В середине 1920-х гг. из небольшой деревушки Рёмпётти превратилось в крупный торгово-промышленный центр, своего рода рабочий поселок. Поскольку Рёмпётти занимал стратегически важное положение, на его территории в 1920-1924 гг. было построено 7 дотов и командный пункт.

Во время советско-финляндской войны промышленные объекты и жилые здания поселка неоднократно подвергались бомбардировке, поэтому советским переселенцам по окончании боевых действий 1939-40 гг. пришлось многое восстанавливать заново. Административно Рёмпётти стал относиться к Роккольскому сельсовету Выборгского района Карело-Финской ССР, но после второй войны в ноябре 1944 года Выборгский район включили в состав Ленинградской области. В начале 1948 г. поселку придумали новое имя - "Лесная дача". В том же году название еще раз изменили и селение стало называться "дер. Ключевая". Полустанок Рёмпётти сперва также получил название "Лесная Дача", но вскоре был переименован в «Тихоново»: "В память полкового комиссара Тихонова, погибшего в рядах народного ополчения в боях за Ленинград". Позднее он еще раз сменил свое название на "Прибылово". Вероятно, это было сделано в связи с упразднением Виллальского сельсовета, дважды переименованного колхозниками колхоза "Победитель" сначала в Прибойский, потом в Прибыловский сельсовет. Обоснование являлось традиционным: "В память лейтенанта Прибылова А.А., погибшего на территории Виллальского сельсовета" (см. Прибылово).

После войны в строй вступил Глебычевский завод огнеупоров. Жители ближайших поселков работали главным образом на этом предприятии. С 1953 г. на заводе наладили производство керамических облицовочных плит. В последнее время его цеха производят впечатление полного бездействия.

Довоенная история поселка сохранилась благодаря воспоминаниям ее бывших жителей.

Деревня Рёмпётти, состоявшая из двух частей (Мяки и Роуску), в свою очередь являлась частью селения Макслахти. В начале века все население этой деревни состояло почти полностью из представителей рода Роуску. Семьи различались лишь по именам глав семейств, так как фамилия у всех была одна.

Дома деревни располагались близ берега, к ним вели тенистые аллеи. Наибольшей известностью в деревне пользовался дом Аксели Рёмпётти, в котором позднее разместилась начальная школа. Аксели был земледельцем, держал домашний скот и занимался коневодством. Его беговые лошади часто побеждали на скачках.

Основным видом деятельности в деревне было земледелие и животноводство, продукцию которого везли на продажу в Выборг. У многих были свои постоянные клиенты на рынке, которые охотно покупали мясо, масло, яйца и прочее. Некоторые крестьяне возили на ялах лес на продажу в Петербург. В 1886 г. в деревне открылся первый магазин. Хозяином его был Вилхо Пенттиля - разносторонний человек, шкипер, лесоторговец, купец, земледелец и депутат парламента. Он много успел сделать для блага своей родной деревни и волости.

Когда в 1920-х гг. в Рёмпётти появилась новая гавань, жизнь деревни кардинально изменилась. Крестьяне продали свои поля, дома разобрали и перевезли дальше от берега. Исчезли милые старые аллеи. На их месте строилась промышленная зона. Жителей стало много больше прежнего. Сюда переехали в поисках более высоких заработков выходцы из соседних и даже более отдаленных волостей Карельского перешейка. Брошенные прежними русскими хозяевами териокские дачи скупались и перевозились сюда на новые места. Вскоре на холме Рёмпётти образовался новый деревенский центр. На берегу кипела работа. Всюду забивались сваи, возводились причалы, основы стапелей, ограждения портовых территорий. Новый вид деревне придало также появление железной дороги. На ее строительстве местный люд получал неплохие заработки, когда требовалось обеспечить подвозку грунта для насыпи. Почти в каждом доме сдавали комнаты рабочим, которые еще не успели обзавестись собственным жильем. Железнодорожная станция стала называться Макслахти, порт получил то же имя, но деревня все же осталась при своем старом названии.

Своя школа появилась в деревне в 1923 г. и размещалась в бывшем доме Рёмпётти. Новая народная школа была основана в 1929 г., ее называли старшей школой, а начальная школа по-прежнему находилась тогда в своем старом здании. Учащихся начальной школы было так много, что невозможно было организовать обучение по параллельным классам.

Деревенская жизнь была чрезвычайно разнообразной. Рабочее общество в Рёмпётти было основано в 1906 г. Первое учредительное заседание его состоялось в доме Аксели Рёмпётти. При Рабочем обществе был создан спортивный клуб, построена эстрада в роще Роуску. Первый первомайский марш был проведен к холму Коннуинмяки, где собрались и другие отделения Койвистовского Рабочего общества.

Молодежное общество Рёмпётти было основано в 1921 г. Общество получило название "Alku" ("Начало"). Представления давали по всей волости. Годовые собрания проводили чаще всего в г. Миккели. Для молодых членов центрального общества устраивали недельные курсы в Хумал-йоки, на которых присутствовали два представителя из Рёмпётти.

Добровольная пожарная команда была основана в Рёмпётти в 1930 г. Для приобретения пожарного инвентаря требовались немалые средства. Для сбора пожертвований организовывались театрализованные постановки. Пожарный автомобиль, получивший повреждения при пожаре, был куплен по сходной цене. Прицепную тележку к автомобилю смастерил Эркки Колхонен. Силами пожарных в 1938 г. была построена танцевальная эстрада. Она стала главным источником дохода для кассы пожарной команды. В летнее время устраивались также спортивные состязания, кроссы, велосипедные ралли.

В 1919 г. начало свою деятельность отделение Куркела - Макслахти организации Лотта-Свярд. В ноябре 1929 г. отделение разделилось на две самостоятельные организации: Куркела и Рёмпётти - Макслахти.

У организации шюцкора было свое отделение в Рёмпётти и в старом Макслахти. Начальное обучение шюцкоровцев велось в этом отделении, после чего курсанты могли принимать участие в объединенных учениях Койвистовского шюцкора.

Деятельность общества домохозяек "Мартта" велась в деревне совместно с отделением Макслахти. Изделия ручной работы продавали на рынке, а на вырученные деньги смогли купить ткацкие станки и гладильный каток.

В деревне был смешанный хор и женский хор. Смешанный хор пел первоначально в церкви, а когда собрали достаточно средств на постройку молитвенного дома, то по завершению строительства последнего хор перебрался туда.

Лесотоварный порт Макслахти был, безусловно, первым по счету во всей Восточной Финляндии. Природные условия местности благоприятствовали его деятельности. Острова Ревонсаари и Халтиансаари защищали порт от штормовых ветров с запада. Доставка лесотовара в порт производилась по железной дороге, на самоходных и обыкновенных баржах по Сайменскому каналу через Выборг в Макслахти. Самым ходовым экспортным товаром был пропс, т.е. рудничные стойки, крепь. Пропс шел главным образом в Англию, но также крупные закупки этого товара делали Латвия, Польша и Германия. Другим не менее значимым товаром были деревянные столбы особо высокого качества. Эти столбы охотно покупала Франция и Бельгия, много бревен продавалось в Германию, как, впрочем, и дров. В те времена в Финляндии еще не использовали пропиток. Деловую древесину в метр длиною заготавливали только зимой и большую часть ее очищали от коры в Макслахти. Голландия также закупала значительное количество деревянных свай. Страны Средиземноморья охотно покупали профессионально обтесанный деревянный брус.

Погрузочные работы в Макслахти начинались в апреле-мае и заканчивались в конце ноября. Ледокольные работы в гавани проводились редко. В течение года порт успевал принимать 170-200 судов. В наиболее горячие времена одновременно под погрузкой в порту могло находиться 25 судов. Порт давал многим хороший приработок. Важным фактором были и так называемые "бабушкины пирожки". Поскольку столовой в порту не было, то здесь был заведен такой обычай: грузчики поднимались на судно с большим кофейником и варили кофе на камбузе. Ни один кок не мог этому препятствовать. Затем расстилали чистую клеенку поверх крышки угольного люка и выкладывали на нее различные снадобья: бутерброды, пирожки, булочки, яйца, лепешки и т.д. Из напитков ставили лимонад и легкое пиво, а также, разумеется, хорошее горячее кофе. Горячее кофе придавало бодрости особенно на свежем воздухе.

Осенью 1939 года приближение войны сказалось и на портовой жизни: гавань опустела, загрузка проходила в большой спешке, порой суда уходили с неполным грузом. Несколько кораблей успели разгрузиться. Прежнюю жизнь в деревне вспоминает Тойво Теппа:

"Наше детство прошло на берегу моря, в Макслахти, в деревеньке Ройску. К нам вела короткая аллея от дома Теодора в сторону Роуску. Позднее наше побережье и поля было поглощено портом Пулпи и железной дорогой. Земли продали застройщикам порта, которые уплатили за них столько, сколько просили хозяева.

Мы купили старую дачу из Териоки, которую разобрали и из бревен ее построили новый дом в трехстах метрах от прежнего места. Старое здание разобрали также и собрали там же неподалеку, около скалы. Это здание мы сдавали в аренду портовым рабочим, также хозяйка готовила еду тем шестерым рабочим.

Это было хорошее время. Продукты, такие как молоко и яйца и остальные очень хорошо шли на продажу. Народную школу мы посещали в старом Макслахти. По дороге в школу мы часто заворачивали к домику скорняка Турунена, там стоял сильный запах кожи, иногда хозяйка предлагала нам рыбный суп. Когда хозяин начинал трапезу, он клал изрядный шмат масла в миску с супом и говорил, что только теперь это и можно есть.

В Роуску была также танцплощадка, где ставили представления. На танцплощадке проводили часто вечера и различные состязания также для нас ребят. Одним из таких было соревнование по поеданию булочек. Булочку подвешивали на нитке, с которой надо было снять ее зубами и съесть без помощи рук.

Повзрослев, я попал с отцом в Выборг, куда мы везли рыбу, картошку и куриные яйца. У нас была с собой еда в берестовом туеске: хлеб, масло, в печи выпеченная свинина и прочее. По пути мы посетили однажды харчевню на краю рынка, где смогли купить кофе и где приезжие могли покушать, обходясь своими припасами. Мне запомнился там один человек, который наблюдал как мы довольно медленно ели. В те времена свиней выращивали большими и жирными. Когда свинью забивали, ее делили на части и засаливали в ушате. Оттуда свинину доставали и ели уже к приходу зимы.

На море всегда ловили рыбу. Я часто рыбачил со своей сестрой Импи, которая была на 11 лет старше меня. Мы забрасывали в воду сеть и после этого мы гребли, брызгая веслами, чтобы рыба подошла глубже к нашим сетям. Таким способом рыбы налавливали довольно много. Еще я помню, что неводы стояли немного дальше, чем наша сеть.

Когда в старое время коровы спускались весной на пастбище, пастух был с ними только первый день. После этого скот пасся на прибрежном пастбище сам по себе и приходил на дойку домой. После строительства железной дороги пастуху приходилось быть вместе со стадом постоянно. Железная дорога появилась в Макслахти в 1924 г. Железная дорога принесла с собой в деревню много новых людей, я также участвовал в строительных работах, некоторое время банковским служащим и затем на строительстве выемки, работал возчиком камня.

У деревенских мужиков был обычай собираться воскресными вечерами на посиделки и поболтать у Микко Топи об общих делах и происшествиях. И если там тогда пришлось кому-нибудь проезжать мимо по дороге, то Микко знал проезжающего, тогда обсуждали какая лошадь у седока была. В деревне была также дорожно-контрольная служба. Планерки проводили в школе. Промышленность подчинялась плановой системе, и все транспортные магистрали были распределены между акционерами, которые платили за их эксплуатацию. Дорожно-контрольная служба следила за тем, чтобы каждый держал в надлежащем порядке свою часть.

Железные дороги и порт оживили жизнь деревни. Правда, жизнь и до появления порта была достаточно обеспеченной, но не в денежном отношении. С портом пришли и деньги, но духовная жизнь в деревне обеднела".


Забытый "Клондайк"


То, что о Рёмпётти, портовые и железнодорожные территории, которой были окрещены Макслахти, не был написан роман, происходит именно оттого, что об ее чрезвычайно разнообразной и пестрой жизни не пришлось узнать известному писателю Джеку Лондону.

Во второй половине 1920-х гг. порт получил быстрое развитие. За короткое время он превратился из пустынного места в важнейший экспортный узел, в крупнейший центр вывоза круглой древесины. В лучшие времена случалось ожидать на рейде своей очереди под погрузку одновременно двадцати морским судам.

Штабеля пропса и досок громоздились между железной дорогой и берегом на протяжении пары километров. Десяток далеко вдающиеся в море причалов готов был принять грузы.

Масса народа сновала тут и там как старатели во времена золотой лихорадки. Наряду с местными предпринимателями и сезонными портовыми грузчиками аритмичный пульс портовой жизни со своей стороны дополняли также искатели счастья и низы городских окраин, особенно контрабандисты спиртного. Тогда было время "сухого закона", но в вечерних сумерках алчущий горячительного зелья мог при желании достать с десяток канистр алкоголя.

Дома и халупы росли вдоль дороги и края леса, в то время как старые дома нередко горели. Пожары были частым явлением, в них было много как загадочного и забавного, так и трагического.

В 1926-27 гг. мы переехали из Кивеннапа в Рёмпётти. Первое наше жилище мой отец и дядя обустроили на верхнем этаже кинотеатра. Когда мне было примерно 7 лет я едва мог бы представить лучшее место жительства. В программу входили главным образом западные фильмы. Я полагаю, что ни один из них уже никто не увидит. Иногда вечерами моим кумиром становился Том Микс. Из нашего окна кроме прочего открывался хороший вид на киоск Хурри, где всегда происходило что-нибудь интересное: парни мерялись силами, ловкостью, бились о заклад и попросту дрались. В схватках принимали участие представители разных народов и рас, прибывшие сюда на кораблях со всех сторон света. Более всего выделялись чернокожие. Кулачные бои вспыхивали редко, но когда вспыхивали, то часто требовался врач, а иногда и священник. В Рёмпётти возникло даже выражение: "теперь пойдем поедим, чтобы успеть к киоску, прежде чем начнется драка".

На территории порта действовало 45 кафе. На верхнем этаже кафе "Кокко" господа охотно снимали номера.

У нас 7-13 летних, которых было много, жизнь была насыщена интересными событиями и приключениями. В Палокангасе, где строили аэродром, мы проводили военные игры по стрельбе из лука, метания пращи, стрельбе из самопала. На пути домой в победном пылу мы однажды повредили уже годы стоявшие разбитыми окна пустовавшего дома. По крайней мере, два раза мы наводили полицейских на винный тайник. Контрабандисты пытались использовать вырытые нами окопы на песчаном склоне ручья Оясиоя. Летом ныряли и ловили рыбу на удочку на заброшенных причалах, тайком лазили по штабелям только по воскресеньям. От плаванья на льдинах и морской гребли к кораблям было также невозможно отказаться, хотя результатом этих подвигов часто была хорошая порка.

Моя жизнь в Рёмпётти в 1926-33 гг. и в 1938 г. была наполнена и более неприятными делами, такими как посещение школы, сбор черники в дождливые дни, жужжащие облака комаров в лесу, но они почти что стерлись в памяти. Сундук воспоминаний как лоток старателя - все прочее прополаскивается, только золото остается.

Уолеви Пааволайнен


Расположенный в центре промышленной зоны Рёмпётти больше напоминал рабочий поселок с плотной застройкой, чем деревню. Перед войной в Рёмпётти находилась народная школа, начальная школа, а/о "Лесоцентр", 2 кузницы, 2 лимонадных завода, обувная мастерская, Выборгское кооперативное предприятие, химическое предприятие, магазин галантереи и готового платья, дом рабочего общества, лесоторговое предприятие, пекарня, дом железнодорожных служащих, телефонный переговорный пункт а/о "Телефон Койвисто", швейное предприятие, кооперативный магазин, Кооператив молочных торговцев Макслахти, полицейский участок, молитвенный дом, дом пожарной команды, а/о "Электросеть". Многие здания были уничтожены во время военных действий 1939-40, 1941 и 1944 гг., либо разобраны уже в советское время.


Глубокое
Тааперниеми Taaperniemi

Поселок. До 1939 г. деревня Taaperniemi входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

В налоговых книгах XVI века это название не значится, а в регистрационных записях, сделанных в XVII веке, отмечено хозяйство Тойкка. По мере дальнейшего застраивания в XVIII веке появляются и новые хозяева - Буллер, Маюри, Маннинен, Никканен, Лифляндер, Бюскотт (как мы видим, некоторые имели шведские фамилии). В 30-е годы ХХ века в деревне можно было встретить людей с фамилиями Липсонен, Пююккё, Мякеляйнен, Никканен, их дома были наиболее известными в окрyге. Дачи в Тааперниеми имели довольно именитые русские господа: это были, в частности, дворянин Вячеслав Петрович фон Гагман и вдова тайного советника Александра Ипполитовна Сент-Илер.

Здание народной школы располагалось на высоком месте, учительствовал в ней Вильям Кокка, выходец из Ингерманландии. Был он, кроме того, прекрасным музыкантом, хорошо знал премудрости садоводческого дела, да и за словом в карман не лазил, когда рассказывал разные анекдоты и прибаутки. Невдалеке от школы стоял дом семейства Пююккё, известного тем, что среди представителей этого рода были, в частности, коммерсанты, судьи, а также работники дипломатических служб.

К Тааперниеми еще относился небольшой поселок хуторного типа Метсякюля, а также постройки хутора Суурниеми, принадлежавшие роду Вяйсянен, представители которого жили там, занимаясь рыбной ловлей, охотой, ездили они на хороших лошадях и, кроме того, сами изготавливали конскую упряжь - в частности, хомуты.

Среди нескольких предположений относительно истории названия "Тааперниеми" (в переводе на русский язык - "Мыс Таапера") наиболее вероятным считается происхождение от фамилии "Табер" (по другой версии - "Таберман"): как считают некоторые выходцы из района Перкъярви, этот человек пользовался в тех местах определенным влиянием. В устах жителей деревни это название, под влиянием тенденции усечения и сокращения слов, свойственной диалектам Карельского перешейка, в частности, диалекту волости Муолаа, звучало как "Тапрниеми".

В Тааперниеми было около 50 хозяйств, жителей же было около двухсот. Строения были бревенчатые и досчатые, некоторые покрашенные. В жилых домах обычно имелись общая комната (гостиная) и 1-2 каморки-спальни, а также прихожая и чулан (помещение для хранения продуктов). Кроме того, при каждом доме были хозяйственные постройки, среди которых основным было помещение для скотины, каковые обычно строили из крупных каменных блоков - для долговечности. Были также конюшни, загоны для свиней и для овец, амбары, бани (сауны), помещения для хранения молока и т. д. Сельское хозяйство было главным занятием у жителей, хозяйства имели свои поля, а также сады, люди держали коров, свиней, кур, овец и лошадей. Часть пахотных угодий изобиловала камнями, однако селяне могли довольно неплохо обустраивать свой быт за счет доходов от ловли рыбы на озере Муолаанъярви, а также благодаря обилию лесов. Хозяйства были в основном натуральными, деньгами пользовались мало, необходимые хозяйственные предметы в основном старались изготавливать из подручных материалов. Супруги Иивари и Хетти Никканен держали на дому небольшую лавку, где можно было купить кофе, сахар, соль и курево. В некоторых домах было также радио.

Живя в таких условиях, люди вынуждены были самостоятельно решать всевозможные хозяйственные вопросы, а посему многие имели самые разносторонние профессиональные навыки: практически каждый мужчина был и плотник, и столяр, и каменщик. Наиболее ответственные работы, связанные с кладкой печей, выполнял Тассу (Тапио) Мякеля, изготовлением и ремонтом радиоприемников занимался Ойва Маннинен, самостоятельно освоивший радиотехнику.

Из сельскохозяйственной техники в конце 30-х годов в деревне была только одна конная и две моторные молотилки. А вот конные косилки были почти во всех хозяйствах и использовались также на заготовке сена, но тем не менее во время уборки хлебов широко использовали косы и серпы. Средний размер угодий составлял порядка 20-30 га, из них на посевные площади приходилась примерно одна треть.

В районе селения Суурниеми незадолго до начала Зимней войны финнами были построены 7 железобетонных сооружений (5 огневых точек и 2 командных пункта) для прикрытия дефиле между болотом Суурсуо и озером Муолаанъярви. На этом участке в начале декабря 1939 года было остановлено продвижение 24-й стрелковой дивизии Красной Армии (под командованием комбрига П.Е. Вещева) и фактически обеспечен срыв планов советского военного командования занятия Выборга еще в декабре 1939 года.

После войны в деревне было размещено подсобное хозяйствоа фабрики имени Микояна. По постановлению исполкома Перк-Ярвского сельсовета от 18 января 1948 г. деревне Тааперниеми было присвоено наименование «Глубокая». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Переименование закрепили Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1949 г.


Глубокое
Сювялахти Syvalahti

Поселок. До 1939 г. деревня Syvalahti входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Syvalahti означает «Глубокий залив».

Зимой 1948 г. деревня Сювялахти получила наименование «Глубокая». Хотя в обосновании было указано: «по географическим условиям», можно считать, что в этом случае имел место частичный перевод с финского. Переименование в форме среднего рода было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Гончарово
Кяхяри Kahari

Поселок. До 1939 г. деревня Kahari входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

Зимой 1948 г. деревня Кяхяри получила переводное название – «Кудрево», хотя прямой перевод с финского в этом случае вряд ли был бы уместен. Через полгода комиссия по переименованию заменило «Кудрево» на «Гончарово», обосновав решение фразой: «в память ст. сержанта Гончарова, похороненного на территории Кяхярского сельсовета» (Гончаров Николай Иванович, 1919 г.р., 197-й гв. сп 64-й гв. сд, погиб 27 июня 1944 г. и похоронен в дер. Люуккюля). [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.


Горка
Суурпяаля Suurpaala

Поселок. До 1939 г. деревня Suurpaala входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия). Смысловое значение топонима Suurpaala – «большая голова».

По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Новый труд» зимой 1948 г. деревня Суурпяаля получила наименование «Горка». Это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. При укрупнении хозяйства к Суурпяаля были присоединены соседние селения Талвитиенмяки и Рави.


Горки


Поселок. До 1939 г. этот русский дачный поселок входил в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия).

Сохранилось старое наименование населенного пункта, хотя в 1948 г. деревня Горки официально была переименована в «Мухино» (см. Мухино). В дальнейшем наименование «Мухино» перекочевало к платформе 63-й км.


Горское
Нахкурила Nahkurila

Поселок. До 1939 г. деревня Nahkurila входила в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия).

Зимой 1948 г. деревню Нахкурила переименовали в «Горки», обосновав это решение «географическими условиями». Через полгода новое название несколько изменилось, превратившись в «Горская». Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Горьковское
Неувола, Кирьявала Neuvola, Kirjavala

Поселок. До 1939 г. деревня Neuvola входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Неувола стояла на высоком холме Неуволанмяки. Топоним Neuvola очевидно образован от антропонима.

С вершины холма Неуволанмяки открывается великолепный вид на окрестности, и это обстоятельство учли предусмотрительные военные, соорудив в начале 1920-х годов наблюдательную вышку.

Начиная с прошлого века многие участки деревенских земель были облюбованы и скуплены жителями российской столицы. В их числе был и небезызвестный деятель большевистской партии В.Д. Бонч-Бруевич. На его дачу летом 1917 г. на недельку приехал отдохнуть лидер партии Владимир Ульянов (Ленин). Здоровье и нервы у него в то время действительно были расшатаны, поэтому небольшой отпуск вождю был необходим как воздух. Поездка состоялась, разумеется, конспиративно, поэтому местные жители даже не заметили этого события. За пару дней до обыска на даче хозяина постоялец успел вернуться в Петроград.

Русских вилл в Неувола и Кирьявала было довольно много, среди них стоит упомянуть особнячок г-жи Натальи Тромиловой и дачу учителя гимназии Ивана Кенге. Особую известность получила дача-пансионат мещанки Александры Карловны Горбик-Ланге, где с 1914 по 1917 гг. снимал комнату известный писатель А.М. Горький. На территории пансионата имелся небольшой фамильный склеп в виде часовни. В нем были погребены бальзамированные тела супруга хозяйки, ее сестры и какого-то родственника. В этот же склеп в сентябре 1919 г. временно поместили и гроб с прахом талантливейшего писателя России Леонида Андреева, скончавшегося на даче писателя Ф.Н. Фальковского в Неувола. Позднее тело покойного перенесли на православное кладбище Мариоки (дер. Метсякюля). Бывшая дача Горбик-Ланге в начале 1930-х годов была выкуплена общиной и в ней разместилась деревенская народная школа, а в период советского освоения в этом здании размещалась Горьковская школа.

До отделения Финляндии от России экономика деревни была обращена всецело на удовлетворение потребностей дачного населения. Почти все мужчины работали извозчиками и эта деятельность приносила их семьям высокие доходы. После 1918 года местному населению пришлось переориентироваться на ведение чисто крестьянского хозяйства и условия к этому были весьма благоприятными. В начале 1920-х годов в дер. Неувола основали Земледельческое общество. Немного позднее в деревне начал работать кооператив молочных торговцев. Эти организации разместились в пустующих русских дачах. Несколько дачных зданий скупил финский предприниматель Тахво Расимус, организовавший в них пошивочную мастерскую. Многим женщинам окрестных деревень его мастерская обеспечивала в свое время рабочие места.

Общественное движение в 1930-е годы было представлено традиционными организациями, о которых речь шла раньше: Молодежное общество, общество "Мартта", отделение шюцкора и Лотта Свярд. С начала века в дер. Неувола действовала собственная добровольная пожарная команда.

На 1939 год в деревне Неувола было около 40 дворов. Приведем краткий список фамилий жителей Неувола: Хаапанен, Хиетанен, Химанен, Кесяранта, Кюуняряйнен, Кярня, Маннонен, Пелконен, Пихканен, Пуса, Растас, Расимус, Сеппянен, Туртиайнен, Тойвонен и Тойвониеми. Из русских эмигрантов, остававшихся в Неувола до самого начала войны, надо упомянуть Екатерину Тимирязеву и семью Золотогоровых.

Наступающие отряды Красной Армии опустевшая Неувола встретила заревом пожарищ. Часть домов огонь все же пощадил и во время мирной передышки 1940-1941 гг. в них разместились семьи советских переселенцев, задачей которых стало создание на базе трех соседних деревень колхоза "Память Ильича". Новоселам вскоре пришлось спешно ретироваться восвояси, лишь только финские войска прорвали советскую оборону. В занятой ими к концу лета 1941 г. деревне Неувола оставалось 15 жилых зданий. В них разместились вернувшиеся в 1942 г. прежние жители Неувола. Под натиском советского наступления летом 1944 г. и они окончательно покинули свою деревню.

Следом за войсками в Неувола из Кировской области прибыли советские переселенцы. С их помощью был воссоздан и колхоз "Память Ильича". 17 января 1948 г. по постановлению 2-й сессии Мустамякского сельсовета деревне присвоили новое название – «дер. Пешково», которое затем было заменено на «дер. Горьковская». Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

В Горьковской было создано многоотраслевое механизированное хозяйство, а к концу 1950-х гг. здесь вырос большой животноводческий городок. 24.3.1960 колхоз "Память Ильича" стал Горьковским отделением совхоза "Поляны". В 1969 г. в Горьковской разместилось подсобное хозяйство производственного объединения "Светлана".

Как поселок Горьковское существует и по сей день, объединяя собой территории бывших карельских деревень Неувола и Кирьявала. Сельское хозяйство сведено к минимуму, развивается лишь дачная и коттеджная застройка.

Хотя деревня Неувола размещалась довольно компактно, все же дальняя ее часть находилась на расстоянии четырех километров от центра и имела собственное название Расватту.

Деревня Кирьявала располагалась на южных склонах той же возвышенности, на которой стояла соседняя деревня Неувола. Географическое положение защищало деревню Кирьявала от заморозков и поэтому в ее окрестностях произрастало множество таких достаточно пестрых по цветовой гамме теплолюбивых растений как липа, ясень, дуб, клен, лиственница и орешник. Может быть по этой причине возникло и название Кирьявала, что в переводе с финского означает "Пестрое".

В садах помимо яблонь плодоносили сливы и вишни. С полей в свое время были убраны все крупные камни, что положительно сказалось на урожайности. Здешние почвы оказались вполне пригодны для земледелия, на них прекрасно рос картофель, свекла и другие овощи. Из зерновых традиционными культурами считались рожь, ячмень и овес, но в 1930-х годах значительные площади были отведены под пшеницу. Это было связано с появлением в дер. Пейппола современной мельницы для переработки пшеницы. Земельные наделы у крестьян были небольшими, поэтому многим приходилось добывать средства к существованию разнообразными ремеслами. В Кирьявала всегда были собственные плотники, кузнецы, сапожники, швеи, знахари, повитухи и вообще "на все руки мастера". Там имелся даже свой каменотес Саламон Хиетанен, который изготовлял гранитные километровые столбы, для дорог Выборгской губернии.

В начале 1920-х годов Эмил Сеппянен основал на реке Ваммелъйоки собственную мельницу. Через десять лет она сгорела и Сеппянен построил на том же месте новую мельницу (Уусимюллю), которая была оснащена электрическим генератором. Электроэнергия приводила в движение также строгальную машину и пилораму. У Сеппянена имелась еще одна драночная мастерская на станции Мустамяки.

В период финляндской автономии в Кирьявала, также как и в соседних деревнях, появилось много русских дач. В числе их владельцев были капитанша Евгения Николаевна Петровская, Николай Федотов, Почетный Гражданин Георг Круг, вдова коллежского советника София Магула. Одна из дач принадлежала подполковнику русской армии Вольдемару Александровичу фон Крит. Его жена Е.Ф. Крит являлась сестрой М.Ф. Андреевой. Зимой 1913 г. у них отдыхал вернувшийся из эмиграции писатель А.М. Горький. Когда Финляндия стала независимым государством, то русские хозяева исчезли из виду, а их недвижимость перешла в другие руки, однако Вольдемар Крит со своей семьей и прислугой остался все-таки в Кирьявала на положении эмигранта вплоть до эвакуации 1939 г.

Другая русская госпожа вдова Анастасия Нюландер, проживавшая по-прежнему в своем старом особняке, отказалась уйти в эвакуацию и осталась на занятой Красной Армией территории. О дальнейшей ее судьбе ничего не известно.

На 1939 год в деревне Кирьявала, в которой имелся 41 двор, проживало четыре десятка семей, что составляло примерно 170 человек. Наиболее распространена в деревне была фамилия Хиетанен. В числе других стоит упомянуть также семейства Ранки, Пейппо, Какко, Коухиа, Виухко, Тьерни, Хавиа, Паю, Риски, Меро... В начале декабря им всем пришлось оставить родную землю.

Военные действия 1939 и 1941 года почти не затронули деревню, в которой за это время было полностью утрачено только три двора. Летом 1942 года 30 уцелевших домов приняли вернувшихся из эвакуации прежних жителей деревни, которым суждено было прожить на родине неполных два года.

Советские переселенцы осваивали деревню дважды. Первый раз они прибыли туда летом 1940 года с целью организовать колхоз "Память Ильича". В июле того же года в здании бывшей дачи Е.Ф. Крит был также организован дом-музей А.М. Горького. Советское освоение Карельского перешейка прервалось новой войной и возобновилось лишь весной 1945 г. Согласно предписанию Переселенческого отдела в Кирьявала надлежало прислать 20 семей из Ярославской области, для расселения которых было подготовлено 15 домов. Прибывшие к месту назначения сразу зачислялись в сельхозартель "Память Ильича" и направлялись на работы. Деревню Кирьявала рассматривали тогда как одно целое с соседней Неувола, поэтому при переименовании 1948 г. ей было также присвоено название "Горьковская". Населенный пункт под этим наименованием существует и по сей день.


Гранитное
Копрала Koprala

Поселок. До 1939 г. деревня Koprala входила в состав волости Хейнъиоки Выборгской губернии (Финляндия).

Зимой 1948 г. деревне Копрала присвоили наименование «Скала», обосновав это решение «географическими условиями». Через полгода название снова поменяли и деревня стала именоваться «Гранитная». Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Грибное
Муолаанкюля Muolaankyla

Поселок. До 1939 г. деревня Muolaankyla входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

Поселение это возникло, по всей видимости, в связи со строительством в XVI веке "коронной" усадьбы Молагорд, о которой более подробно говорилось выше. Основная часть деревни располагалась вдоль речки Муолаанъйоки, соединяющей озера Муолаанъярви и Муолаанлампи. У моста через эту речку деревенские женщины обычно полоскали белье. На берегу речки находилась старая мельница, неподалеку от которой был красивый двухэтажный дом Тапонена - старшего заседателя суда. У шоссе и вблизи мельницы можно было видеть волнообразные брустверы - остатки некогда находившегося здесь старинного фортификационного сооружения - т.н. штерншанца, построенного русскими солдатами в XVIII веке (следы этих брустверов, можно видеть там и в настоящее время; правда, зрелище предстает малоотрадное: новострой т.н. "новых русских" существенно испохабил это место, некогда считавшееся памятником истории). Северо-западнее, куда шли лесная дорога (в сторону Хейнйоки) и тропинки, находилась другая часть деревни - поселок Илвес. Там, у Хейнйокской дороги и на склонах у озера Муолаанлампи находились хозяйства, владельцы которых имели фамилию Сеппянен, а также располагалась зажиточная усадьба Юхо Лиукконена. К деревне Муолаанкюля относились также хозяйства поселка Мутаранта, располагавшегося на западном склоне гряды, разделяющей озера Муолаанлампи и Эюряпяянъярви.

По постановлению 2-й сессии Тервольского сельсовета от 19 января 1948 г. деревня Муолаанкюля получила наименование «Грибная». Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.
Елизавета
Дата: 29.01.2016 Комментарий: 1
ЕлизаветаНе могу найти пос. Вусоломы Выборгского района Ленинградской области
Дата регистрации: Нет информации Персональная информация

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Администрация сайта не несет за опубликованные материалы никакой ответственности.
Все материалы размещены без какой-либо коммерческой выгоды и взяты из открытых источников или присланы посетителями сайта.
Если вы являетесь автором размещённых материалов и не хотите их публикации на данном сайте, обратитесь к администратору сайта

НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Праздники поселка

Мы из Первомайского

Виды поселка

Русская изба

Северные просторы

Художник Николай

Казанцев

ВСЕ ДЛЯ ВАС!

УМНЫЕ МЫСЛИ

Надобно иметь большое мужество, чтобы высказывать громко вещи, потихоньку известные каждому...

Герцен

***

Подумай, как трудно изменить себя самого, и ты поймешь, сколь ничтожны твои возможности изменить других.

Вольтер

***

Для утвердительного ответа достаточно лишь одного слова - "да" Все прочие слова придуманы, чтобы сказать "нет"

Дон Аминадо

.