ТОЛЬКО ДЛЯ ВАС

Создание сайта-визитки небольшой компании или представления деятельности индивидуального предпринимателя в сети интернет, смотрите тестовый проект! Обращаться через Контакты

АРХИВ

Июнь 2019 (2)
Ноябрь 2017 (7)
Октябрь 2017 (9)
Сентябрь 2017 (7)
Август 2017 (1)
Июль 2017 (2)

ПОЛЕЗНОЕ

Статьи


Поселки Выборгского района


Нагорное
Лавола Lavola

Поселок. До 1939 г. деревня Lavola входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

По состоянию на XVIII век в деревне значились две семьи - Хяннинен и Синтонен. К концу 30-х годов деревня продолжала оставаться небольшой, насчитывая всего не более 15 хозяйств. Поля и луга располагались ближе к южной оконечности озера Муолаанъярви. Сельскохозяйственные угодья были небольшие, но тем не менее хозяйства были самодостаточными. Образцовыми хозяевами считались Юхо Синтонен и Вилле Синтонен. Помимо их, эту фамилию носило подавляющее большинство жителей деревни. В Лавола была своя кузница, в которой работал известный во всей волости Муолаа кузнец Туомас Вайттинен. Был здесь и магазин, в котором торговал Тойво Суокас.

В первые годы советского "освоения" в деревне Лавола разместилось подсобное хозяйство завода № 206. Работники этого хозяйства зимой 1948 г. вынуждены были придумать деревне новое название - "Нагорная", с которым она существует и поныне.

Нахимовское
Хюриля, Курппа Hyrila, Kurppa

Поселок. До 1939 г. селения Hyrila и Kurppa, являясь частями деревни Хямеенкюля, входили в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (см. Пушное).

Зимой 1948 г. по постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства ЛВ МНУ деревне присвоили наименование «Нахимовская». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Никифоровское
Рахиккала Rahikkala

Поселок. До 1939 г. деревня Rahikkala входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия).

Зимой 1948 года деревне Рахиккала присвоили наименование «Высокая», обосновав это «географическими условиями». Но спустя полгода решение изменили, переименовав деревню в «Никифоровское». В качестве обоснования было указано: «в память погибшей младшего лейтенанта Никифоровой в 1944 г. на территории района» (Е.Ф. Никифорова, мл. лейтенант медслужбы, умерла от ран в августе 1944 г.). [Идеологоним]. Деревня Рахиккала находилась на расстоянии 12 км от линии фронта на момент окончания боевых действий. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне была присоединена соседняя деревня Пааккарила.


Новинка
Расалахти, Мялкки Rasalahti и Malkki

Поселок. До 1939 г. деревни Rasalahti и Malkki входили в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Новая жизнь» зимой 1948 г. селение Мялкки было переименовано в деревню «Новинка». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Овсово
Няатяля Naatala

Поселок. До 1939 г. деревня Naatala входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

Постановлением общего собрания колхозников колхоза «Гвардеец» зимой 1948 г. деревне Няатяля граждане присвоили название «Лесная». Спустя несколько месяцев колхозники передумали и изменили название «Лесная» на «Овсово». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Овсяное
Илола, Илокюля Ilola

Поселок. До 1939 г. деревня Ilola входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Ilola в дословном переводе означает «Веселая». Однако, название деревни ведет свое происхождение от древнего рода Илонен. Деревня располагалась в северной части восточного берега озера Суулаярви (ныне оз. Нахимовское), вытянувшись на 4-5 километров. Поля находились на склонах, спускавшихся в сторону озера. Название деревни дается в документах XVI века с упоминанием о жителях с фамилией Ряттё. В XVIII веке фамилий уже несколько: это Хяннинен, Лаало, Луукка, Мяяттянен, Сеппянен, Виролайнен. Народная школа в деревне была открыта еще в 1904 году, первое время она располагалась в арендуемых помещениях, а в 1905 г. было отстроено и само здание для нее - в центре деревни, на окраине ровной поляны. Жители, помимо работ на своих полях, занимались также рыбной ловлей на озере. Из рода Луукка, представители которого жили в этой деревне с XVIII века, наиболее известным выходцем был Эмил Луукка, в 40-х годах ХХ века - член финляндского парламента, а также активный руководящий деятель созданного в 1940 году "Карельского Союза", а представители рода Мяяттянен в течение 20 лет занимали должности в местных муниципальных органах власти. Из хозяйств деревни только третья часть были самодостаточными, то есть существующими за счет доходов от возделывания своих полей, содержания скота и занятия рыбной ловлей, а владельцам остальных приходилось искать приработки на стороне. В Илола существовал также самый крупный в довоенные годы на Карельском перешейке зверопитомник по разведению лисиц. Владельцем его был Сократес Когевинос - по всей видимости, грек по происхождению.

Из русских дачников к 1917 г. в деревне Илола проживали: вдова почетного гражданина Августина Федоровна Кинерт, прапорщик резервист Евгений Евграфович Сабинин, потомственный почетный гражданин Леонид Константинович Белау, вдова Елизавета Николаевна Чековская и Иван Борисович Бакланов, купец Арвид Оттонович Трейблют, архитектор Аксель-Рафаэл Алексеевич Сандгольм, купец 1-й гильдии Густав-Евген-Августин Фрикке, доктор Федор Прокопович, дочь мещанина Антонина Филимоновна Шатерина, г-жа Ольга Миндер и девица Евгения Миндер, протоиерей Василий Иоаннович Полетаев и надворный советник Николай Петрович Соловьев. Об их дальнейшей судьбе ничего не известно.

Дважды, в 1940 и в 1944 гг., опустошенная войнами деревня Илола принимала новых поселенцев. По постановлению исполкома Перк-Ярвского сельсовета от 18 января 1948 г. деревне Илокюля было определено переводное название «Веселая». Спустя полгода настроение жителей ее, вероятно, переменилось и название сменили на «Овсяное». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Огоньки
Линтула Lintula

Поселок. До 1939 г. деревня Lintula входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Несмотря на свои небольшие размеры деревня Линтула заслуживает особого рассказа. В середине XVIII века волость Кивеннапа, на территории которой находилась маленькая деревня Линтула, оказывается "в вечной наследственной собственности" гофмаршала Дмитрия Шепелева. Свое поместье этот вельможа решил основать на берегу реки Линтуланйоки, на землях деревни Линтула. Усадьба Шепелева раскинулась на красивом мысу, в нее входили также винокурня и сад. При этом у местных крестьян отобрали их лучшие земли, предоставив, однако, возможность самостоятельно раскорчевывать строго отведенные участки леса для устройства новых полей. Одновременно с этим им вменялось в обязанность продолжать работу на своих прежних полях, ставших уже барской собственностью. Возражения затихали, когда в дело пускали розги и плеть. Крепостное бесправие закончилось лишь в 1812 году, в связи с тем, что Выборгская губерния снова стала частью Финляндии. Крестьянам вернулось право отстаивать свои гражданские свободы в судебном порядке на основе конституции автономного княжества.

Во времена Шепелева в Линтула были завезены также и русские крепостные крестьяне, поскольку с ними проблем было меньше, чем с упрямыми местными карелами. Они выполняли все необходимые работы в усадьбе, трудясь с утра до ночи. Для русского населения деревни уже в 1790 году существовал православный приход с церковью во имя Св. Николая Чудотворца и кладбищем при ней. Когда в селе Райвола в 1800 году от попадания молнии сгорела деревянная церковь, то по указу Духовной консистории от 1 мая 1802 года церковь Линдуловского погоста вместе с кладбищем перевезли в Райвола.

В конце XIX века усадьба Линтула была куплена тайным советником Ф.П. Нероновым с целью основать там женский православный монастырь. В 1894 году на средства Неронова началось строительство Троицкого храма с трапезной в цокольном этаже, деревянного дома с кельями для монахинь, конюшни и других хозяйственных построек. 10 августа 1896 года состоялось официальное открытие Свято-Троицкой Линтульской женской общины, которой 19 августа 1905 года был присвоен статус монастыря.

9 апреля 1916 года неожиданный пожар уничтожил Троицкую церковь. В 1919 году на ее месте была возведена новая, но и она простояла не более 20 лет, исчезнув в огне войны... Обитатели единственного в Финляндии женского монастыря ушли в эмиграцию, чтобы заново основать святыню Линтула в финском селе Палокки в Хейнявеси.

Прошедшие войны пощадили в Линтула только главный монастырский дом, который сохранился до настоящего времени, но требует основательного ремонта. От монастыря осталась лишь каменная цокольная часть, используемая нынешними жителями под хозяйственные нужды. Невдалеке, на берегах реки, можно еще заметить развалины прежней лесопилки и двух мельниц, последними владельцами которых были Бистер и Бергхолм. Старейшими родами в Линтула считались семьи Тервонен и Костиайнен. На 1939 год в самой деревне Линтула находилось 8 дворов, административно принадлежавших деревне Карвала. Кроме тех восьми дворов, в число которых входили два магазина, гостиница, мельницы и кузница, на территории монастыря находилась церковь, школа, монастырский дом, дом настоятельницы и дом мельника.

В 1948 году решением исполкома Хаапальского сельсовета деревня Линтула была переименована в Огоньки. Причина выбора данного наименования автору неизвестна. Историческое же имя деревни - "Линтула" в переводе означает "Птичье" (от lintu - птица). От древнего имени деревни пошло и название реки - Линтулан-йоки, которое в 1950 году стараниями работников Топографического Отдела Штаба ЛенВО было переведено на русский язык и, таким образом, река стала называться Птичьей.* На обширных пространствах линдуловских донационных помещичьих земель располагалась и знаменитая лиственичная Корабельная роща, которая и поныне сохранила свое прежнее наименование - Линдуловская роща.

В настоящее время близ бывшей деревни Линтула, переименованной в Огоньки, построена новая международная трасса "Скандинавия", которая пролегла прямо через старое православное кладбище, где покоился прах дочери И. Е. Репина и жены его сына Юрия Ильича.


Озерки
Сейвястё Seivasto

Поселок. До 1939 г. деревня Seivasto входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Слово seivas в дословном переводе на русский язык означает «жердь, шест, вешка». В те времена, когда основными рыболовными снастями являлись невод и сеть, сплетенные из пеньковых веревок, каждый рыбак ставил на берегу частокол из длинных жердей для просушки орудий своего труда. Поскольку в деревне практически все занимались рыболовным промыслом, то побережье было сплошь утыкано этими жердями. Вероятно, по своему характерному внешнему признаку деревня и получила со временем это историческое имя.

Существует и народное предание, по-своему объясняющее происхождение названия Сейвястё. В нем рассказывается о том, что первые жители деревни основали свое поселение возле ручья Мустаоя, окружив его частоколом как крепость, а вокруг построили еще и хворостяную изгородь, которую и называли Сейвястё.

Первое упоминание о деревне Сейвясто относится к 1544 году. Уже тогда селение состояло из 13 налогооблагаемых крестьянских имений. Жителями деревни с тех давних пор являлись карельские рыбаки и мореходы. Среди казненных в 1548 г. за незаконные торговые вояжи в Таллинн в королевском указе Густава Ваза упоминались и два моряка из Сейвясто - Ханну и Миккели.

Коренной житель вряд ли мог дать деревне такое название, как производное от личного имени. Древнейшими обитателями Сейвясто, упоминавшимися в 1559 г., были Матти Хомманен, Суни Пейппонен и Юхо Рийкканен. Спустя 11 лет к ним прибавляются Ханну Кауппи и Йонас Пекрейнен. Затем все они бесследно исчезают и в последующем столетии их место занимают Сипи и Кристиан Ранки, о которых летопись упоминает в 1635 г. Позднее хорошо известные рода Сейвясто появляются лишь после Северной войны.

О сейвястовских первопоселенцах говорят также и несколько кладов, найденных в деревне. Так в 1883 г. Й. Паакки и Й. Готтскальк, прочитав газетную статью, нашли спрятанные в земле монеты чеканки XVII века.

На 1570 год в Сейвясто насчитывается 14 платежеспособных и 21 неплатежеспособное хозяйство. В 1582 г. в результате опустошительного морского похода русских войск деревня потеряла многих своих жителей и понесла тяжелый материальный урон. К 1600 году в ней насчитывалось 9 налогооблагаемых имений, 5 ненаселенных и 8 освобожденных от уплаты налогов хозяйств. В документах шведского времени упоминается, что 17 января 1648 г. сын бургомистра Кякисалми (Кексгольма) Аксель Готтскальк получил 4 дома в деревне Сейвясто. Потомки этого Готтскалька прожили в Сейвясто около трех столетий до рокового 1939 г. Из тех же источников известно, что 24 декабря 1650 г. капитан Ганс Эрнст фон Вульфрансдорф получил 10 домов в деревнях Сейвясто, Муурила, Кипинола и Юрккиля. В 1670 г. три дома в деревне Сейвясто получил также некий Юхан Стаф.

За годы Северной войны число крестьянских имений сократилось до четырех, а общая численность населения деревни в 1723 г. составила 23 человека. За мирный период количество жителей ее увеличилось к 1810 г. до 311 человек.

В 1872 г. по приказу адмирала флота великого князя Константина на Сейвястовском мысу (по-шведски Styrsunds udde = Стирсудден) был построен маяк. До его появления возле Сейвясто тонуло много судов, ведомых в те времена лишь по мореходным вехам, так как в этом районе у берега много мелей, и плавание здесь было опасным. Строили маяк эстонские рабочие, даже кирпич привозили из Таллинна. Начальником маяка был назначен Отто Вильгельм фон Люде. После смерти последнего должность унаследовал его зять, эстонец Петер Марьяк. С 1914 г. начальником маяка стал Трофимов, но в 1918 г. его место занял морской капитан Эмиль Виркки, который прослужил на маяке вплоть до начала Зимней войны.

Посреди здания маяка возвышалась башня, на верхнюю площадку которой вела винтовая лестница. Почти до конца 1931 г. источником света служила большая керосиновая лампа, вокруг которой были установлены специальные хрустальные призмы, отражающие тусклый свет лампы и направляющие его вдаль. Стоимость этих устройств на момент ввода маяка в эксплуатацию была очень высока - 18 тысяч рублей золотом. Трое вахтенных сменяли друг друга во время ночного дежурства, следя за тем, чтобы лампа не погасла. Когда керосиновую лампу заменили электрическим светильником, то режим работы маяка стал мигающим: 5 секунд света - 2 сек. темноты, снова 5 сек. света и 8 сек. темноты. Если электричество отключалось, то маяк продолжал работать в аварийном режиме с помощью газового фонаря. Новая осветительная система стоимостью 48 000 марок изготовленная на заводе Аган обслуживалась одним человеком вместо 4-х. Рядом с маяком была установлена штормовая мачта, на которой вывешивались предупреждения рыбакам, особенно в случае подвижек и разрушения льда. Во втором крыле здания маяка вплоть до роковой зимы 1939 г. размещалось небольшое подразделение береговой артиллерии или школа морских унтер-офицеров. Для подразделений морского (берегового) шюцкора там же устраивались курсы по морскому наблюдению и противовоздушной обороне. В башне маяка также находилась и гидрометеостанция.

В 1919 году близ маяка подорвался на мине английский военный корабль. Команду успели спасти, но 9 моряков были извлечены из воды уже мертвыми. Их похоронили около маяка в парке Ракитина. Жена смотрителя Лидия Виркки заботливо ухаживала за этими могилами вплоть до зимы 1939 г. Однако, в послевоенные годы могилы эти были осквернены и разрушены. Несколько лет тому назад местный краевед из поселка Красная Долина передал найденные им фрагменты старых надгробий родственникам моряков.

Свет маяка темными осенними ночами помогал мореплавателям выбрать правильный путь. Он обслуживал не только финское, но и международное мореплавание, поэтому часть его расходов оплачивал также и Советский Союз.

В конце XIX века живописная местность в окрестностях деревни стала активно осваиваться русскими дачниками, приезжавшими в Финляндию на лето. Первым построил свой дом Алексей Уртьев. Близ маяка на горе находилось имение польского консула Йозефа Зябитского с двумя роскошными дачами и обширным парком. С ним соседствовали две дачи Герцена, а по другую сторону от маяка находились дачные участки Ракитина и Хенккеля с множеством вилл. Две дачи имел и некий Глаголев. Около маяка в начале века поселилась семья профессора Книповича. На его даче в 1907 г. останавливался на месяц Владимир Ульянов (Ленин). Соседняя дача принадлежала Д.И.Лещенко, который часто устраивал у себя музыкальные вечера. На другой даче жил капитан Леонид Добротворский.

Одним из самых богатых русских дачников был Вартан Алексеевич Пастаков, который выстроил огромный двухэтажный особняк около шоссе. Он скупил у обедневших крестьян огромные земельные участки, спекулируя затем на перепродаже земли. Его очень невзлюбили местные жители, особенно после того, как он отказался продать участок, на котором планировалось построить здание народной школы. В противоположность Пастакову Йозеф Зябитский предложил предоставить для строительства школы часть своего участка в качестве дара, но последний находился слишком далеко от деревни.

Краткое описание предвоенного состояния деревни дается бывшей жительницей Сейвясто Айли Валколахти в переводе Е.Э. Репина:

"Деревня Сейвясто, сквозь которую проходит береговое шоссе, имела длину 9 км от моста через речку Тойволанйоки до окрестностей развилки дороги на Хейнясуо, и ширину 8 км от Финского залива до берегов Юлисъярви. С севера она граничит с деревней Карьялайнен и с юга - с волостью Уусикиркко. Сама деревня подразделялась на Этукюля и Перякюля (Переднюю и Заднюю - прим. перев.), в каждой из которых были свои Юлякюля и Алакюкя (Верхняя и Нихняя - прим. перев.). Дома Нижних деревень стояли с обеих сторон от идущего вдоль морского берега шоссе довольно плотными группами. Верхние же деревни, расположенные на вершине горы, знамениты своими видами сверху. На расстоянии менее километра от береговой линии круто поднимается на 10-20 метров берег древнего Литоринового моря, с которого открываются прекрасные виды на морской простор. Обрывы прорезаны лощинами, по которым вниз в море сбегает вода ручьев и канав. Благодаря выносимой с крутых мест плодородной глинистой почве и сочащейся со склонов влаге растительность по берегам этих овражков особенно пышная. Черная ольха с блестящими листьями, и даже орешник и другие благородные лиственные растения чувствуют себя здесь хорошо. У подножия склона среди прочей растительности привольно раскинулись растения лесных дебрей, среди которых есть и дикая черная и красная смородина. В Этукюля Пейпонорко течет с Пейпонмяки, Тюкинорко собирает воду с Тюкинмяки, ручей Юнинен - с Юнниланмяки. Дорога с Рангинмяки, выходящая на шоссе в месте Мякеляйнен, спускается вниз тоже по долине ручья. Самое высокое место в Сейвясто расположено в Передней деревне на холме Симосюрья, у подножия которого напротив дома Сиприлайнена протекал одноименный ручей. C холма открывался прекрасный вид на море и мыс Таммикко (Дубрава). Самый крупный ручей Задней деревни течет с Куусиккомяки в направлении деревни Ванхакюля (Старую деревню - прим. перев.) между домами Юхана Юннинена и Германа Мууринена. Рядом идет вторая промоина - к дому судебного заседателя С.А. Руси. Под обрывом лежит прибрежная равнина, поросшая сосной, вереском и брусникой. Многие места находятся под угрозой подвижных дюн. На месте магазина Халонена и в Нуутила пески образовали большие гребни, передвижение которых было остановлено старыми соснами, но в Хиеккапакка песчаный холм поглотил поле и кусок шоссе. От нашествия песков у шоссе пришлось поставить защитную ограду, как зимой от снега. В Перякюля на полях под горой хорошо растут огурцы, земляника и пшеница, склоны холма используются под пастбище, а по нижнюю сторону шоссе сквозь прибрежные заросли проглядывает море. В Передней деревне Нижняя была шире, поля и дома располагались и на южной стороне шоссе так же, как и вблизи народной школы и на берегу Руона. В северной части деревни морской берег образует глубокий залив, ограниченный мысом Таммикко. На этом мысу растут старые толстые дубы, от которых мыс и получил свое название. О происхождении этих дубов есть две легенды. По одной из них дубы посажены русской императрицей Екатериной II для нужд кораблестроения, как и лиственничная роща в Райвола. По другой - недалеко от мыса потерпело крушение судно с грузом желудей, и волны вынесли желуди на берег. Они и дали начало роще благородных деревьев. Верно лишь то, что на всем остальном побережье нигде не растет дубовых лесов, за исключением отдельных деревьев. Берега Таммиконлахти и связанного с ним Вуохесааренлахти окаймлены широким песчаным пляжем, так же как и берега отдаленного Мустаоянлахти. Таммиконлахти с давних пор был естественной гаванью и местом зимней стоянки судов. Подъемы воды и льды часто выносили зимующие суда на пляж, и тогда приходилось организовывать авральные работы по возвращению их на воду. В 1937 г. портовики Таммикко пытались получить помощь государства в строительстве в устье залива, за Пюссюкиви, волнореза. На берегу Мустаоянлахти, в который впадает маленький ручеек Мустаоя, была старая верфь и причал для погрузки лесоматериалов. Береговая линия идет на восток до пологого Хепониеми и Васикансаари, который теперь тоже отделен от материка. На песках Лиетсюри, где стояла народная школа, часто устраивали игры в мяч. На берегу Пастакова до морской спасательной станции располагались лодки и гаражи. Остров Каралуото стоял напротив виллы Пастакова. На Каламаякивикко, на месте магазина, росли красивые черные ольхи. Основной элемент пейзажей берегов Перякюля - косы Кюлялуо, которые согласно легенде были раньше островами, поросшими кустами и деревьями, и между ними проходили суда. Но ветры и волны унесли всю незакрепленную почву, и луды покрылись камнями. Теперь лишь морские птицы гнездятся в каменистых углублениях, а рыбаки в шторм остерегаются ходить на эти косы. Перед деревенскими лудами раскинулись мягкие пески, доходящие до шоссе. Здесь население деревни собиралось в Юханнус жечь костры и любоваться летней природой у бескрайнего морского простора. Обходим по берегу пологий Коуккулахти и Коуккуранта и выходим к Мелелахти, который коса Мелериви отделяет от открытого моря чудесным плавательным бассейном. Часть залива со стороны косы глубока до самого берега, и суда здесь проходят свободно. На берегу Меле находилась спасательная станция со своими гаражами и лодками. Бухта Меле с прекрасным широким песчаным пляжем была излюбленным местом купания жителей Маяккамяки. При подходе к границе волости мы снова замечаем в море друг за другом две каменистые отмели. Это Хоннуксенлуодот перед Муркинахиекка. Эти косы, расположенные вдали от основного жилья, тоже были местом гнездования морских птиц. Недалеко от Леппиниеми находилась личная мельница Терне, которая стояла на речке Тойволанйоки, текущей по границе волостей Уусикиркко и Куолемаярви.

Главными частями деревни Сейвясто по ходу движения от деревни Карьялайнен являлись Таммикко, Мустаоя, Конну, Тюккиля, Сиппола, Ииттиля, Рангинмяки, Терватанкки, Хейнонмяки, Нуутила, Муурисенмяки, Хуовинмяки, Коскелайсенмяки и Маякканмяки. Важнейшие лесные территории: Хирсикангас, Ойнайссилта, Лахъейконну, Палокангас, Сопукка, Ванхаконну, откуда раньше возили к берегу залива Мустаоя болотную железную руду для отправки в Германию. Далее лесные земли Киймакангас, Пайккасуо, Пайукко, Халкораси и Карьясуо. Из всех обширных посевных участков, на которых почти у каждой деревенской семьи была своя полоса, крупнейшим был Хейнясуо - 400 га посевной площади, где жители деревни во время сенокоса встречали второй трудовой праздник, и откуда пастухи по осени гоняли скот с пастбищ. При этом пастухи крайних домов Перякюля вели свой скот по краю Паппилампи мимо развилки дорог на Хейнясуо к ручью Мустаоя.

Первая народная школа волости открылась в деревне Сейвясто в 1878 г. Идея ее создания принадлежала не интеллигенции и не зажиточным слоям общества, а шла от инициативы деревенских самоучек. Их пример стремления к образованию и любви к своей школе, которую они содержали в течение трудных двадцати лет без помощи со стороны общины, не имеет себе равных.

Заслуга по созданию школы в Сейвясто принадлежит прежде всего судебному заседателю Абраму Руси и наемному рабочему Йосефу Хиетанену. Вероятно, их намерение основывалось на идее организации народных школ, высказанной генерал-губернатором Окер-Бромином еще в 1870 г. Возможно, также подействовала сила примера. Жители этой прибрежной деревни издавна были в тесном контакте с соседями из деревень волости Уусикиркко и знали, что в ближней деревне Анттанала народная школа была организована уже в 1877 г., а жители Сейвясто не желали быть хуже соседей. Возможно, судебный заседатель Абрам Руси, внимательно следивший за всеми материалами тогдашней прессы, принимал близко к сердцу статьи о необходимости народных школ, появлявшиеся на страницах газет. И он решился приняться за организацию в деревне народной школы, не побоявшись трудностей.

Инициаторы обратились за помощью к увлеченному идеями просветительства священнику Роберту Харлину, который прибыл в деревню провести организационное собрание. Согласно протоколу собрания от 28 января 1878 г. священник сказал следующее: "Удовлетворяю просьбу Абрама Руси и Йосефа Хиетанена об организации для жителей деревни народной школы, в которой их дети как из бедных, так и из богатых семей могли бы одинаково успешно получать образование". Принято решение: "Организовать в деревне Сейвясто народную школу с одним отделением, где одна учительница будет учить и мальчиков, и девочек".

Член попечительного совета Йосеф Хиетанен подарил школе земельный участок возле шоссе почти в центре деревни. Здание школы было готово тем же летом. Оно было 12 м в длину и 6,5 м в ширину. При школе имелось жилое помещение для учительницы, сосотоящее из двух комнат, кухни и прихожей. Для нужд строительства каждый житель привез по 3-4 бревна. Доля деревни во всей волостной казне народных школ состояла в помощи при строительстве. Но кроме помощи государства, которую в то время получали легко, требовались еще и денежные пожертвования сельчан для покрытия школьных расходов. Абрам Руси запросил у правительства помощь на зарплату учительнице в 400 марок ежегодно, а жители деревни обязались кроме того платить учительнице еще 100 рублей в год.

1 апреля 1878 года в доме члена попечительского совета Йосефа Хиетанена был составлен список учеников новой школы. Учительницей стала девица Анна Сведлин, "которая не кончала семинарии", как можно было понять из объявления в газете "Сатакунта". Ее сестра Лийна Сведлин работала учительницей в школе деревни Анттанала. В школу записалось сразу 46 учеников. Учительнице Сведлин пришлось работать на новом необустроенном месте, на неблагодарной работе, которая, безусловно, была трудной, если принять во внимание плохие условия и совершенно не разбирающееся в школьных делах окружение. Дети посещали школу довольно неаккуратно, и Анне стоило больших трудов приучить ребят к регулярным занятиям. Родители часто приходили посмотреть, как дети начинают читать, писать и считать, что тоже не прибавляло у их сыновей и дочерей интереса к учебе. Учеников посылали учиться в Сейвясто также и из соседних деревень: Карьялайнен, Муурила и Пихкала.

Несмотря на финансовую помощь государства, школа испытывала серьезные материальные трудности и постоянно обременяла жителей деревни, вызывая недовольство. Дважды, в 1880 и в 1889 гг., деревенские мракобесы пытались ее закрыть и Абраму Руси стоило немалых трудов отстоять свое детище.

В 1891 г., с приходом нового учителя Адольфа Мардберга, были выданы первые выпускные аттестаты. Вскоре поправились и хозяйственные деле школы, а число учеников, снизившееся в критические 1887-89 гг. до 14, к 1893 г. удвоилось. В рождественские и летние праздники в школьных залах собирался народ, а председатель попечительного совета Абрам Руси с удовольствием посещал школу также и во время занятий.

В период основания школы община освободила жителей Сейвясто от других общеволостных школьных повинностей. Однако, в 1899 г. волость разделилась на семь школьных округов, а именно Кирконкюля, Хуумола, Каукъярви, Колккала, Юлякирьела, Карьялайнен и Сейвясто. Целесообразно было в каждом округе основать народную школу, и на жителей Сейвясто тоже попытались возложить долю общих школьных расходов. Это, конечно, их не устраивало. Они уже привыкли при своих затруднениях получать помощь от губернатора. Так и тут они обжаловали дело и победили. В 1907 г. снова была сделана попытка заставить сельчан платить школьный налог наравне с другими. Хотя сейвястовцы опять искали защиты у губернатора, но на этот раз победила община. С 1907 г. школьный округ Сейвясто был уравнен в правах с другими округами.

Со временем старое здание стало тесным для все возрастающего числа учеников, и потребовалась новая школа. В 1908 г. был утвержден проект школьного здания. Но тут начался долгий спор из-за земельного участка. Школу нельзя было строить на старом месте. Подаренный в свое время Йосефом Хиетаненом участок не был отделен от его частного владения, и, когда эта земля позже была куплена столичным богатеем Вартаном Пастаковым, тот не захотел выделять землю для школы. Был получен новый участок, старое школьное здание продали Пастакову, а большую часть школьной мебели - общине. Полученные таким образом средства остались в распоряжении округа, хотя община их и затребовала себе. Дело было обжаловано и выиграно, и эти средства были оставлены на нужды деревни, и использованы, между прочим, на строительство в Сейвясто кооперативного магазина. Новое здание школы было готово в 1912 г. 21 ноября в него внесли старую школьную мебель.

При увеличении числа учеников и это здание со временем стало тесным. В 1920 г. появилась должность второго учителя, а мастерская ручного труда стала временным учебным классом.

Начальная школа начала действовать в 1930 г. сначала в арендованном помещении с одним учителем, но уже на следующий год организована вторая учительская должность. Один учитель начальной школы работал в Перякюля в доме Симо Паакки, потом Тааветти Руси, а второй - в Этукюля у Тааветти Юннинена. Опять встал вопрос о расширении школы. В 1933 г. было готово третье школьное здание, которое было современным, оборудованным водопроводом и центральным отоплением и которое в то время было в волости самым большим и комфортабельным. Здесь было три класса, мастерская для ручного труда, кухня, столовая, широкие прихожие и квартира для учителя. В настоящее время на части фундамента, оставшемся от этого здания, стоит фельдшерский пункт поселка Озерки.

В нашем столетии Сейвясто была самой большой деревней волости Куолемаярви. Перед советско-финляндской войной в ней проживало около тысячи человек, а согласно проведенной в 1938 г. описи частного имущества в Сейвясто находилось 143 жилых дома.

Первый день советского вторжения один из очевидцев описывает так:

"Всполохи войны первыми в Куолемаярви увидели те, кто находился в Сейвясте, откуда с маяка, на котором находился армейский пост наблюдения, открывалась широкая панорама Финского залива как на восток, так и на запад. Агрессия началась одновременно и с суши, и с моря, и с воздуха. Несколько эпизодов первых часов войны дают представление о происходившем.

В народной школе Сейвясте в 9.00., как и в других школах, начался обычный учебный день. После утренней молитвы ученики разошлись по своим классам, как вдруг внезапно послышался все нарастающий гул моторов. Несколько десятков вражеских бомбардировщиков прошли на низкой высоте над крышей школы, удаляясь в северо-западном направлении вдоль побережья. Учителя, ободряя и утешая напуганных ребятишек, отпустили их по домам. Так закончился последний учебный день в новой школе деревни Сейвясто.

В тот же день в Куолемаярви должно было начаться заседание суда. Но перед его открытием пришел судебный заседатель А. Руси из Сейвясто и объявил, что началась война - советский флот обстре-ливает побережье Финляндии, эскадрильи самолетов летят вглубь страны. Война застала жителей Карелии врасплох, они не были готовы к немедленной эвакуации. Лишь некоторые успели заранее упаковать самое необходимое и отправить наиболее ценные предметы в тыл своим родственникам или знакомым. Делали это они с крайней осторожностью, чтобы не вызывать панику и беспокойство у соседей. Но опасения были напрасными - мужественно и спокойно восприняли карелы обрушившуюся на них беду. 30 ноября крестьяне рассыпали зерно по мешкам, погрузили на подводы и грузовики, и отправили в тыл. Все же мешков не хватило, поэтому значительная часть зерна осталась в амбарах и погибла в пламени пожаров. Вещи были упакованы в ящики и коробки, вынесены из домов к дороге для погрузки на машины. Однако, фронт быстро приближался и в результате огромные груды домашнего скарба так и остались лежать на земле. В обстановке всеобщей неразберихи крестьянское добро было брошено и в конечном итоге бесследно исчезло. В тот же день начали перегонять скот к железнодорожным станциям Куолемаярви и Кямяря. Большую часть животных так и не удалось вывезти с территории района. Измученная длительными перегонами скотина становилась непослушной и разбегалась. Одинокие коровы долго еще бродили возле развалин и пепелищ в прифронтовой полосе".

В конце сентября 1941 г. деревня Сейвясто была освобождена подразделениями полковника Вихма, входившими в состав 12-й пех. дивизии финской армии. Так описывают увиденное прибывшие на место члены штаба по размещению населения:

"Когда приближаешься к деревне, взор встречает стоящий слева от моста через р. Лохи-йоки могильный памятник, окруженный выкрашенной в красный цвет дощатой оградой. Немного пройдя вперед на той же стороне шоссе можно увидеть второй памятник побольше, строительство которого еще не завершено. Привезенные сюда на грузовиках могильные плиты с кладбища Койвисто всюду разбросаны вдоль дороги. Часть этих камней уже уложена по краям дорожки, ведущей к памятнику.

Вся местность Йоенкангас забита блиндажами и дзотами, впрочем как и местность между р. Мустаоя и деревней. Из всех селений волости Куолемаярви деревня Сейвясто была сожжена первой. Теперь ее даже не узнать жителям, вернувшимся из эвакуации - все печные трубы и кирпичи растащили красноармейцы по блиндажам для устройства в них печек. Крапива, сухая трава, сорняки покрывают развалины зданий. Школьная березовая аллея чудом сохранилась, а из прежних строений осталась только сауна Юхана Руси.

В период с 1940 по 1941 г. русские успели построить в деревне четыре группы зданий, которые располагались в Хейнясуо, Рийкалинмяки, Русинмяки и Маяканмяки. Наверняка это были колхозные строения, поскольку в центре застройки стояли большие дома, немного в стороне - дома поменьше, затем следовали скотные дворы, а с внешней стороны - маленькие домишки. Все эти здания перетащены сюда откуда-то из других мест. Маяк взорван, сохранилась лишь часть стен бокового флигеля. Под горкой Коскелайсенмяки рядом с шоссе был сложен из могильных плит, вывезенных русскими с кладбища Койвисто, памятник в форме обелиска, окруженного тяжелыми якорными цепями, свисающими с массивных валунов.

Лаутаранта: прежние здания были сожжены, но здесь имелись построенные русскими большие строения, которые использовались, вероятно, как школа или казарма. Из деревни Инкиля сюда же были перевезены жилые дома Э. Инкинена и Т. Леркки.

Таммикко и Конну: все строения этих частей деревни Сейвясто были сожжены и ничего нового здесь построено не было".

Восстановление деревни Сейвясто продолжалось силами возвратившегося из эвакуации населения и дислоцировавшихся поблизости воинских формирований. Последние, помимо домов, построили здесь железнодорожную ветку от берега Финского залива до платформы Яппиля, которая использовалась исключительно в военных целях. Позднее, уже в советский период освоения, полотно этой дороги было разобрано и от нее осталась лишь песчаная насыпь.

После окончания боевых действий в 1944 г. в деревню Сейвясто начали вновь прибывать советские переселенцы, чтобы продолжать свою трудовую деятельность в качестве работников рыболовецкого колхоза "Победитель". Позднее колхоз укрупнили и он получил название "им. В.И. Ленина".

В 1947 г. перед колхозниками рыболовецкого колхоза «Победитель» (позднее колхоз им. В.И. Ленина») была поставлена задача переименовать свой населенный пункт. На колхозном собрании деревне придумали название «Октябрьская» (другой предложенный ими вариант названия – «Березовка»). 15 июля1947 г. исполком Йокильского сельсовета своим решением утвердил его. Но в комиссии по переименованию новые ярлыки поменяли местами: табличку «Октябрьская» переклеили на деревню Местеръярви, которая незадолго до того уже получила наименование «Озерки», а «Озерками» становилась в свою очередь деревня Сейвясто. Абсурдность такого «переименования» самоочевидна, ибо ближайшие озера располагаются от центра деревни Сейвясто на расстоянии 5-6 км, в то время как центральная часть Местеръярви – селение Яакковала стоит именно на берегу небольшого озера. Лишь название Таммикко советские имятворцы умудрились превратить в кальку и перевести на русский язык так, что получилось "дер. Дубки". Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

В настоящее время в Дубках находится база отдыха, а местечко Озерки постепенно превращается в дачный поселок.


Озерки
Патрики Patrikki

Поселок. До 1939 г. деревня входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Небольшая деревня Патрикки раскинулась на берегах двух маленьких озер, посреди большего из которых находится высокий остров. Когда-то на этом острове был разбит парк, в центре которого находилась танцевальная площадка, а к острову ходил небольшой паром. Основавшиеся в окрестностях деревни петербургские дачники часто проводили там различные увеселения. Местные карельские крестьяне большую часть времени посвящали работе, дававшей им все необходимое для жизни. Излишки продавали на рынке в Райвола, куда возили обыкновенно молоко, яйца, сыр, сливки и лесные ягоды. Особенно много здесь заготавливали брусники. Иногда по несколько телег этой ягоды удавалось отправить в Райвола. От Патрикки в Куутерселькя (ныне Лебяжье) вела старинная военная дорога, построенная русскими еще во время Северной войны; по ней когда-то возили тяжелые орудия. Через болота и овраги были сооружены длинные мосты из бревен, но со временем они прогнили и местами разрушились.

Переселившийся из более отдаленной волости в деревню Патрикки Антти Микконен основал здесь небольшую карамельную фабрику, продукцией которой были анисовые конфеты. Несколько деревенских женщин работали на этой фабрике упаковщицами, завертывая конфеты в бумажные обертки.

На 1939 год в деревне Патрикки кроме карамельной фабрики находилось 14 крестьянских домов. Последние войны почти не задели деревню, но часть домов исчезла в послевоенный период.

В 1945 году в опустевшей деревне Патрикки разместилось подсобное хозяйство Военторга. В начале 1948 г. постановлением общего собрания рабочих и служащих этой организации селению было присвоено новое наименование – «Озерки». Озеро Суур-Патрикин-ярви (ныне оз. Большое) сохранило только первую часть своего исторического имени, переведенную на русский язык.


Озерное
Люуккюля Lyykkyla

Поселок. До 1939 г. деревня Lyykkyla входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

По решению исполкома Кяхярского сельсовета от 16 января 1948 г. (со ссылкой на постановлению общего собрания рабочих и служащих совхоза «Кировский транспортник») деревня Люуккюля получила новое наименование «Озерная». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Озерское
Вуоксенранта Vuoksenranta

Поселок. До 1939 г. село Vuoksenranta входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Vuoksenranta в дословном переводе означает «Берег Вуоксы».

Зимой 1948 г. селу Вуоксенранта было присвоено наименование «Заозерное», как указывалось в обосновании – «по географическим условиям». Через полгода форму названия снова изменили и окончательно деревня стала называться «Озерская». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.


Октябрьское
Местеръярви, Яакковала Mesterjarvi, Jaakkovala

Поселок. До 1939 г. деревни Mesterjarvi и Jaakkovala входили в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Географически центральная часть деревни Местеръярви располагалась на берегу небольшого одноименного озера ледникового происхождения. Исходя из смысла его названия – «Мастеровое озеро» можно было бы сделать вывод, что в старину на берегу безымянного озера поселились известные в округе мастера, но это не более чем предположение. Эта обширная деревня являлась южным соседом предыдущей. Она состояла из трех значительно отдаленных друг от друга селений: собственно Местеръярви, Мустаруукки и Йоенкюля. В округ Местеръ-ярви входила также соседняя деревня Яакковала, но она считалась все-таки отдельной деревней, хотя обе деревни Яакковала и Местеръярви стояли почти вплотную друг к другу. Построенная в 1916 году железная дорога соединила Местеръярви с узловыми станциями Терийоки и Койвисто. В пристанционном поселке появилась школа, магазины, почта и дом Молодежного общества.

Окрестности деревни - без особых природных достопримечательностей, но пышная растительность, прелесть небольшого озера, разливы и перекаты быстрой речки Инон-йоки делали эту местность по-своему неотразимой.

Народная школа была построена рядом со станцией в 1916 году. В 1932 г. она сгорела, но вскоре на ее фундаменте возвели новое школьное здание. Из общественных организаций в деревне следует отметить Молодежное общество "Тайми" ("Росток"), основанное в 1916 г., на базе которого впоследствии работали отделения шюцкора и "Лотта Свярд". Союз рабочих; общество домохозяек "Мартта", основанное в 1936 г., а также женское молодежное христианское движение. Здешние деревенские парни отличались неуравновешенным норовистым характером, избыток энергии при этом часто расходовали в жестоких потасовках. Конец этому нездоровому явлению положил Валфрид Рош, организовавший в деревне боксерскую секцию, и необузданная прежде энергия сразу обрела спортивную направленность. Сам Валфрид был потомком российских немцев, владельцев старых стекольных заводов в волости Уусикиркко.

Занятия жителей деревни Местеръярви отличались своим разнообразием. Помимо основных жизненно важных промыслов - полеводства и молочного животноводства крестьяне успешно развивали садоводство. Самый большой яблоневый сад был у Саломона Маннонена, который сдавал свою продукцию на продажу. Небольшие яблоневые сады были почти в каждом хозяйстве. Средний крестьянин имел небольшой земельный участок, на котором он выращивал рожь, овес, ячмень и уже перед самой войной начинали высевать и пшеницу. Некоторые землевладельцы возделывали гречиху и лен. Из овощей особенно хорошие урожаи давал картофель. В меньшем количестве выращивали капусту, огурцы, помидоры, чеснок. Мясомолочную продукцию через систему кооперативной торговли сбывали в Выборг, так как после 1918 года торговые отношения с Петроградом-Ленинградом были прерваны. Поскольку Местеръярви находилось на расстоянии четырех километров от берега Финского залива и рыболовство занимало ведущее место в экономике селения. Почти каждая семья имела собственный ялик, на котором местные рыбаки ходили в открытое море до Кронштадта и устья Невы. Многие все-же предпочитали зимнюю рыбалку летней. Промышленности, за исключением мелких кустарных производств, в деревне не было.

Вторая часть деревни Местеръярви называлась Мустаруукки. В переводе на русский язык это означает - "Чугунный завод". Существовало ли в действительности там во времена шведского господства железоделательное производство - история ответа не дает. Но определенно известно, что в 1783 году русским подданным уроженцем Австро-Венгрии Андреасом Краузе на территории деревень Мустаруукки и Ярмиля был основан стекольный завод. На участке площадью 365 гектар имелся пригодный для стекловарения песок, а окрестные леса служили сырьем для топки плавильных печей. Относительная близость Санкт-Петербурга не требовала больших затрат на доставку хрупкого товара на столичные рынки. На заводе изготовляли главным образом оконное стекло, но в малых количествах производили и посуду. В 1820 г. со смертью А. Краузе дело унаследовал сын Карл. Несмотря на его попытки спасти отцовское предприятие от разорения завод все-таки прекратил свою деятельность и закрылся. Карлу пришлось переквалифицироваться в земледельца, мельника и винокура, поскольку на территории имения была и мельница и винокурня. Российский немец Рош через брак с дочерью Карла перебрался вскоре из Яппиля в Мустаруукки, и с тех пор в местечке появились несколько семей явно немецкого происхождения.

Помимо традиционных промыслов жители селения успешно занимались коневодством, для развития которого здесь были все необходимые условия.

Наиболее распространены среди жителей деревни были фамилии Катаяйнен, Вестеринен, Ратсас. Достойны упоминания и семьи Тетри, Мамиа, Риски, Кюуняряйнена, Пуса, Реймана, Риутта, Парккунена, Хавиа, Яаскеляйнена, Хяккинена.

Несмотря на то, что в мирное время деревня Местеръярви часто испытывала неожиданные пожары, во время войны 1939-1940 гг. огонь пощадил 22 здания. Из 78 дворов полностью было уничтожено 50. Большинство домов было поднято из руин силами вернувшихся в 1942 году жителей деревни.

Второй период советского освоения в деревне Местеръярви начался с лета 1944 г. В центральной части Местеръярви и в соседней деревеньке Яакковала разместилось подсобное хозяйство завода "Вулкан". Объединенный поселок стал административным центром, когда в нем организовали Йокельский сельсовет. В 1948 г. работники подсобного хозяйства на своем собрании постановили переименовать деревню Яакковала в "дер. Озерки". Но вышестоящие инстанции этот вариант почему-то не устроил. Там решили просто поменять местами свежеиспеченые названия деревень Яакковала и Сейвясте. После такой рокировки Озерками стала называться деревня Сейвясте, а Яакковала получила соответственно название "Октябрьское". Сельсовет из Йокельского превратился в Октябрьский.

Станции и пристанционному поселку первоначально присвоили название "Зеленая роща". Вскоре его поменяли на вывеску "Октябрьская", но и последняя долго не продержалась. Вероятно, все эти нововведения были отвергнуты железнодорожным ведомством как совпадающие с уже имеющимися аналогами. В конце концов восторжествовало историческое имя поселка - Местеръярви.


Деревню Яакковала можно было бы рассматривать как часть Местеръярви, хотя она считалась отдельным и самостоятельным селением. В названии деревни зафиксировалось личное имя одного из ее обитателей, которые с древних времен с одинаковым усердием ходили в море за рыбацким счастьем и возделывали крестьянские нивы. Во дворе каждого дома росли яблони и кусты смородины, дававшие хорошие урожаи. Обилием ягод отличались и окрестные леса.

На рубеже XX века петербургский заводчик Мориц Кессельдорф построил летнюю виллу на берегу озера Местеръярви. В разгар русской революции хозяин бесследно исчез, а на дачу его позднее перебрался некто Арносов, бежавший из России. Через несколько лет последний переехал в Терийоки, а дача перешла к другим владельцам.

С появлением железнодорожной станции многие получили возможность дополнительных заработков на погрузочно-разгрузочных работах. Железнодорожное сообщение благоприятно сказалось и на местной торговле. К концу 1930-х годов уровень жизни в деревне значительно вырос. В это время в Яакковала насчитывалось 14 дворов, а в числе проживавших в ней были семейства Халтсонена, Кюуняряйнена, Рокка, Тетри, Мамиа, Катаяйнена, Кильстрема, Ратсас и Вестеринена.

2 декабря 1939 г. деревня, которую покинули все ее жители, сгорела дотла. Часть зданий, вероятно, была восстановлена или перевезена из других мест в период с 1940 по 1941 г. На момент занятия Яакковала финскими подразделениями в ней находилось 8 жилых домов. Возвратившееся из эвакуации население принялось за восстановление хозяйства, но 10 июня 1944 г. жителям поступил приказ об эвакуации.

В послевоенный период Яакковала являлась неотъемлимой частью деревни Местеръярви и полностью разделила ее судьбу.

Свой идиллический прежний облик деревенская местность теперь быстро теряет ввиду разрушения старой архитектуры и замены ее массовой дачной и коттеджной застройкой.


Ольшаники
Ахиярви Ahijarvi

Поселок. До 1939 г. деревня Ahijarvi входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Полное название этой деревни - Ахвен-ярви, что в переводе означает "Окуневое озеро". Действительно, расположившееся среди десятка больших и малых холмов, меж которыми в пологих ложах своих лежат семь мелких и средних озер, селение получило имя свое от одного из последних. Со временем название, как деревни, так и озера сократилось до "Ах-ярви". По спискам 1559 года в деревне находилось 28 крестьянских налогооблагаемых имений. Иначе говоря, Ахвен-ярви уже тогда было одним из самых больших селений волости. И к 1939 году деревня оставалась крупнейшим и наиболее густонаселенным пунктом волости Кивеннапа. В деревне перед войной находилось около 95 дворов и там проживало полтысячи крестьян. Кроме этого в Ахиярви было две народных школы, дом добровольной пожарной команды, магазин, кафе, мельница и лесопилка.

В целом деревня Ахиярви состояла как бы из трех частей: самой одноименной деревни, Юля-ярви ("Верхнее озеро") и Мется-кюля ("Лесная деревня"). Она, наряду с вышеупомянутыми уже деревнями Йоутселькя, Котселькя, Рантакюля, Пихлайнен и другими, относилась к наиболее древним селениям волости, которые находились в наиболее пригодных для возделывания обводненных районах Карельского перешейка. В средние века местность между деревнями Ахвен-ярви и Пихлайнен была достаточно плотно заселена и там находилась старинная часовня.

Основными крестьянскими занятиями были здесь землепашество и животноводство. Но в Ахиярви жили также и представители ремесленных профессий: кузнецы, плотники, столяры, часовщики и прочие.

В период освоения местности петербургскими дачниками в Ахиярви было построено множество роскошных особняков. В имении М.А. Игнатьева в 1903-1907 гг. была даже устроена перевальная база подпольной большевистской литературы, а в подвалах и тайниках находились оружейные склады. Сын хозяина усадьбы Александр был активным деятелем РСДРП(б). Всего же в начале нашего столетия в Ахиярви находилось около четырех десятков дач россиян. К 1917 г. в деревне находились дачи артистки императорских театров Феодосии Акимовны Орловой, дворянина Аркадия Петровича Вальдгарда, доктора Степана Степановича Дунин-Карвицкого, купца Фредерика Тапке, механика Эдварда Хеллфорса, Августа Васильевича Кученрейтера, Александра Юрьевича Клинка, Рудольфа Бергмана, Карла Шиеве, Марии Всеволодовны Щербаковой, Александра Викентьевича Гумбара и Антона Ивановича Валюкевича, коллежских советников Дмитрия Сухова и Дмитрия Дмитриевича Соколова, Константина Ивановича Августиновича, Петра Филипповича Филиппова, потомственных почетных граждан Василия Владимировича Евневича и Карла Генриховича Круча, коллежского ассессора Николая Константиновича фон Эрнста, Анны Павловны Дмоховской, коллежского секретаря Леонида фон Гардера, Василия Ивановича Царева, Антонины Васильевны Калашниковой, Елены Петровой, Адель Игнатьевны Соколовой, семейства Сахаровых, Альфреда Ивановича Томаса и Ерофея Богдановича Мирановского. Дети последнего жили в Ахиярви вплоть до начала советско-финляндской войны 1939-40 гг.

Уже с 1 декабря 1939 года деревня Ахиярви оказалась в зоне боевых действий. Серьезного сопротивления финские отряды сдерживания оказать наступающей Красной Армии тогда не смогли, так как здесь не имелось в то время мощных оборонительных сооружений. Фронт быстро сдвинулся на северо-запад.

По окончанию войны в Ахиярви прибыли советские переселенцы. Они разместились в уцелевших домах, где оставался также и некоторый сельскохозяйственный инвентарь. Домашний скот все же пришлось привозить с собой, так как из живности по деревне бегали только одичавшие кошки. Но мирное время длилось недолго...

Финское население деревни частично возвратилось в Ахиярви лишь на период с 1942 по 1944 год. За это время жителям удалось восстановить прежнюю систему хозяйства и отстроить разрушенное жилье, пока новый военный ураган не пронесся над селением в июне 1944 г. На этот раз бои в окрестностях деревни Ахиярви сопровождались значительно большими разрушениями, чем зимой 1939 г. Советским войскам пришлось штурмовать мощную полосу финской обороны, так называемую линию ВТ. Она проходила по южной оконечности деревни и была насыщена бетонированными бункерами и огневыми точками. На данном участке финнам удалось отразить все атаки советских дивизий, и оставили они свои позиции лишь после приказа командования об отступлении. При штурме этого укрепрайона погибли многие советские гвардейцы, и местом их захоронения был выбран участок при въезде в деревню.

После войны начался второй этап советского переселения в деревню Ахиярви. В 1945 году в оставшихся 16 домах поселка разместились семьи колхозников из Ярославской области. Из них организовали сельхозартель "им. 1-го Мая", которую впоследствии преобразовали в колхоз, относившийся к Кивеннапскому сельсовету Райволовского района. Весной 1947 года в Ахиярви прибыло еще 10 семей колхозников из Кировской (Калининской) области.

В начале 1948 года на общем собрании колхоза "им. 1-го Мая" колхозники постановили переименовать деревню Ахиярви в "Новоселье". Однако это решение было изменено на заседании исполкома Леноблсовета, и селению присвоили наименование "Первомайская". Но и это не оказалось окончательным вариантом. Вопрос разрешился лишь в январе 1949 года, когда высшими инстанциями было утверждено последнее наименование поселка - "Ольшаник".

Аналогичным образом происходило и переименование северной части деревни Ахиярви - Юля-ярви, которую переселенные колхозники чаще именовали Лахепелто (в переводе с финского означает "ближнее поле"). В этой деревеньке в 1945 году разместилось 15 хозяйств колхозников. На общем собрании новоселы придумали деревне новое имя - "Заозерье", но после вмешательства руководящих структур название деревни изменили на Чернявское в память гвардии лейтенанта И.А. Чернявского, погибшего в июне 1944 г. в районе Кивеннапы. Озеро Юля-ярви также получило наименование Чернявское.

В 1960-х годах на территории бывшей деревни Ахиярви вырос поселок совхоза "Кирилловский", а после целого ряда преобразований селение стало отделением совхоза "Ленинский" и вошло в административное подчинение Первомайского сельсовета. На берегу озера Чернявское возвели комфортабельный гостиничный комплекс "Ольшаники" для работников Балтийского завода. Значительные территории занимало подсобное хозяйство вышеупомянутого производства. Ныне пансионат "Ольшаники" является акционерным предприятием. Окрестности озера застроены коттеджами и дачами.


Осетрово
Йоентака Joentaka

Поселок. До 1939 г. селение Joentaka входило в состав деревни Местеръярви волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия) (см. Октябрьское). В переводе с финского топоним Joentaka означает «Заречье». Деревню называли также Йоенкюля, что в переводе на русский язык означает "Речное". Географически оно было совершенно оправдано, так как селение лежало на правом берегу речки Инон-йоки. На краю деревни у дороги росла старая сосна, которую прежние жители именовали "Крестовой сосною". По старинному обычаю похоронная процессия, следовавшая по дороге к кладбищу, останавливалась на этом месте, чтобы сделать особый знак в виде креста на стволе сосны. Как гласило народное поверье, такой крест предохранял деревню, в которой жил покойный, от нежелательного возвращения души последнего в образе привидения к родственникам. Последняя метка на дереве была сделана 4.8.1912.

Помимо традиционных промыслов жители селения успешно занимались коневодством, для развития которого здесь были все необходимые условия.

Наиболее распространены среди жителей деревни были фамилии Катаяйнен, Вестеринен, Ратсас. Достойны упоминания и семьи Тетри, Мамиа, Риски, Кюуняряйнена, Пуса, Реймана, Риутта, Парккунена, Хавиа, Яаскеляйнена, Хяккинена.

На 1939 год в Йоенкюля имелось 14 дворов. Когда началась война все жители ее отправились в эвакуацию. В деревне осталась только одна Катри Виухко. С тех пор никто никогда ее больше не видел...

Второй период советского освоения деревни начался с лета 1944 г. Северную оконечность Местеръярви деревеньку Йоенкюля заняло подсобное хозяйство завода № 780. Труженики этого предприятия, получив в 1948 г. задание переименовать селение по-новому, придумали вначале название "Каменка". Вышестоящие органы решили дело по-своему, прикрепив деревне название «Осетрово», происхождение которого, очевидно, связано с фамилией погибшего бойца. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

В центральной части Местеръярви и в соседней деревеньке Яакковала разместилось подсобное хозяйство завода "Вулкан". Объединенный поселок стал административным центром, когда в нем организовали Йокельский сельсовет. В 1948 г. работники подсобного хозяйства на своем собрании постановили переименовать деревню Яакковала в "дер. Озерки". Но вышестоящие инстанции этот вариант почему-то не устроил. Там решили просто поменять местами свежеиспеченые названия деревень Яакковала и Сейвясте. После такой рокировки Озерками стала называться деревня Сейвясте, а Яакковала получила соответственно название "Октябрьское". Сельсовет из Йокельского превратился в Октябрьский.


Осиновка
Пилппула Pilppula

Поселок. До 1939 г. деревня Pilppula входила в состав волости Хейнъйоки Выборгской губернии (Финляндия).

Постановлением общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства морского торгового порта зимой 1948 г. деревне Пилппула выбрали наименование «Осиновка». Вслед за тем на короткое время «Осиновку» поменяли на «Озерное», но, видимо одумавшись, вернулись к первому варианту. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Остров
Хяклиля, Савиниеми Haklila, Saviniemi

Поселок. До 1939 г. деревня Haklila входила в состав волости Вуоксенранта Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Saviniemi в переводе означает «Глиняный мыс».

Зимой 1948 г. деревне Савиниеми I присвоили наименование «Остров», обосновав это «географическими условиями». В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Куккола, мыза Савиниеми, Каукола, Хяклиля и Илматойвола, получившие то же название. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Островное
Хаанкюля, Пийспансари Haankyla, Piispansaari

Поселок. До 1939 г. деревня Haankyla входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Piispansaari переводится как «Епископский остров».

Зимой 1948 г. деревне Пийспансаари (второе название – Хаанкюля) присвоили наименование «Остров», которое вскоре трансформировалось в «Островное». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.


Отрадное
Ронкасаари Ronkasaari

Поселок. До 1939 г. селение Ronkasaari входило в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства санатория «Ронка» ВЦСПС зимой 1948 г. селение Ронка было переименовано в «д. Отрадное». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.
Елизавета
Дата: 29.01.2016 Комментарий: 1
ЕлизаветаНе могу найти пос. Вусоломы Выборгского района Ленинградской области
Дата регистрации: Нет информации Персональная информация

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Администрация сайта не несет за опубликованные материалы никакой ответственности.
Все материалы размещены без какой-либо коммерческой выгоды и взяты из открытых источников или присланы посетителями сайта.
Если вы являетесь автором размещённых материалов и не хотите их публикации на данном сайте, обратитесь к администратору сайта

НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Праздники поселка

Мы из Первомайского

Виды поселка

Русская изба

Северные просторы

Художник Николай

Казанцев

ВСЕ ДЛЯ ВАС!

УМНЫЕ МЫСЛИ

Надобно иметь большое мужество, чтобы высказывать громко вещи, потихоньку известные каждому...

Герцен

***

Подумай, как трудно изменить себя самого, и ты поймешь, сколь ничтожны твои возможности изменить других.

Вольтер

***

Для утвердительного ответа достаточно лишь одного слова - "да" Все прочие слова придуманы, чтобы сказать "нет"

Дон Аминадо

.